Warhammer Форум Новости Видео Посты Стримы

Total War Warhammer — Лесные Эльфы — История

Лесные эльфы, Азраи, Дивный народ Атель-Лорена – один из трёх эльфийских народов, чья история восходит к Ултуану. Однако, в отличие от своих собратьев, они покинули эти земли до того, как зависть и злоба разобщили великий народ. Потому лесные эльфы считают, что только они являются настоящими и полноценными эльфами. Народ Атель-Лорена менее других погряз в традициях и ритуалах, а потому способен на большие крайности в своих помыслах и поступках. Они одновременно своенравны и благородны, жестоки и заботливы. Они служат и свету, и тьме.

Армия | История

На западе от Атель-Лорена находится Ултуан, обитель высших эльфов и древняя родина лесных. В отличие от лесных собратьев, высшие эльфы, или аcур, ошибочно убеждены, что только мощь Ултуана может спасти мир от погружения в Хаос. Дальше на северо-западе пролегают холодные земли Наггарота, дом тёмных эльфов, жестокосердных друкаев. И если высших эльфов их лесные братья считают закостенелыми консерваторами, то наггаротцев они воспринимают как жестоких и своенравных детей, ненавидящих весь мир, словно он их чем-то обидел.

Пожалуй, единственное сходство между тёмными и высшими эльфами, кроме общего родства — это отношение к ним лесных собратьев: нечто среднее между жалостью и раздражением. Несмотря на все усилия, народы Ултуана и Наггарота вымирают. Популяция лесных эльфов, напротив, весьма стабильна. Они вечны, как сами леса, в которых обитают.

Давным-давно, на заре эльфийской истории, меж эльфами и лесными духами был заключен договор. Теперь же лесные эльфы словно балансируют на лезвии ножа меж возвышением и погибелью. Они живут в ожидании дня, когда Атель-Лорен прорвёт собственные границы и возвратит себе утраченные земли, либо же падёт под напором вражеских орд. Вне зависимости от своего происхождения, все эльфы – долгожители, хоть и не бессмертны. Они стройны и стремительны, ловки телом и остры умом, хотя в ловкости лесные эльфы превосходят своих собратьев. Жизнь обитателей Ултуана и Наггарота проходит в городах или на борту боевых кораблей, в то время как лесные эльфы вынуждены постоянно оттачивать свои навыки, борясь с ежедневными трудностями.

Эльфы весьма чувствительны по своей природе и глубоко переживают из-за мелочей, которые менее развитые существа сочли бы пустяками. Они обожают интриги, остры на язык и очень хитры. Чужакам не под силу постичь язык лесных эльфов не потому, что слова сами по себе мало что значат, а потому, что у каждого слова есть как минимум два значения. Порой предложение помощи звучит как угроза, а смертный приговор — как помилование. Речь эльфов отражает их непростое взаимодействие с окружающим миром. Неподкреплённые делами слова – это лишь звуки, которые могут означать то или иное развитие событий. Иногда даже сами эльфы не знают, что намеревались сказать, пока не начнут действовать. В целом, ловкость и острый ум эльфов делают их одними из наиболее опасных противников. Они не обладают выносливостью и силой, свойственной варварским расам, однако их никому не превзойти в изяществе и точности движений. Эльфы видят даже малейший зазор меж пластинами брони своих врагов, каждое уязвимое место. Они столь стремительны, что противник не успевает отражать их удары. Лесной эльф, вооружённый длинным луком, способен попасть стрелой в глазницу шлема мчащего на полном скаку рыцаря с просто невероятного расстояния.

На протяжении всей истории лесные эльфы стремились к гармонии и уединению, но вынуждены участвовать в непрерывных войнах. Многие тысячелетия они сосуществуют в согласии с наделёнными собственным разумом лесами Атель-Лорена и обитающими под их сенью духами. Лесные эльфы научились мириться со сменой сезонов и круговоротом смерти и возрождения. В отличие в других родственных рас, лесные эльфы никогда не стремились к мировому господству. Они лишь желают, чтобы их родные царства, несмотря на все невзгоды, просуществовали до скончания веков. Ради этого эльфы участвуют в битвах, ибо ни одна страна не продержится долго, если она не способна дать отпор недоброжелателям, коих у Атель-Лорена великое множество. Для людей лес – это тягостный и злой враг. В какой-то степени они правы, ибо ни эльфы, ни связанные с ними лесные духи не дорожат жизнями чужаков. Недолго думая, они отвечают убийством на любую провокацию, а уж тех, кто сам даёт повод, всегда предостаточно.

 Благородные Атель Лорена

Лорды и леди Атель Лорена правили азраями на протяжении тысячелетий. Каждый высокородный несёт ответственность за участок леса, в котором живут его подданные. И хотя чаще всего с защитой леса справляется Вечная Стража и Стражи Полян, в более опасные времена, благородные без зазорений совести обернут свои мольбы к лесным духам. Лесные эльфы также высокомерны как и прочие эльфйиские расы, но в отличии от дргуих, азраи никогда не позволяли гордыне подвергнуть свои дома опасности. Защита Атель Лорена — цель, которую они ставят превыше других.

Если благородный не справится со своей обязанностью, обычно, он уступает место другому. Уходя со своего поста, он покидает безопасные лесные тропы и отправляется туда, где тёмные тропы меняются сами по себе, а между деревьями мечутся злые духи. Этот высокородный должен просить прощения у духа Атель Лорена. Некоторые из них остаются лишь в воспоминаниях и снах, а другие возвращаются неестественно постаревшими, будто они прошли многолетний жизненый путь. Лишь немногие возвращаются спустя года, заряжённые и энергичные, благодаря общению с лесом.

В отличие от эльфов Ултуана, азраи не делают разницы между мужчинами и женщинами, особенно, когда это касается ранга и долга, пол неважен — все найдут своё призвание в мире, или на войне. В благородной семье дочь унаследует титул с такой же вероятностью, как и сын. Тем не менее, не все высокородные войны. Все эти бесчисленные сыны и дочери должны исполнять прихоти других, чтобы повысить свою репутацию. Хоть лесные эльфы наследуют титулы в зависимости от даты рождения, не редки случаи, когда более доблестный обладает большей властью.

Когда Атель Лорен выступает на войну, плечом-к-плечу с эльфами шагают разнообразные лесные духи. Летом, когда лес достаточно силён, чтобы защитить себя сам от многих угроз, множество благородных учавствуют в великой охоте Ориона, всегда найдутся те, кто не пожалеет последней капли крови, чтобы сохранить родные леса.

Культура охоты сильна в Атель Лорене и есть даже во время спячки Ориона. Одна из традиций азраев — не идти в бой, пока лидер не сразит вражеского полководца выстрелом в сердце. Это достижение, получаемое ещё перед началом боя, гарантирует почётный титул «Коготь Курнуса». Коготь Курнуса редко убивает цель, скорее это является напоминанием о беспомощности врагов, и последним ритуалом для благословения Бога-Охотника в грядущих битвах.

 Чаропевец

Эльфы по своей природе имеют склонность к магии. В большинстве случаев — этот талант слишком слаб, представляемый лишь случайными «предчувствиями», но у по настоящему одарённых эльфов оно может быть сформировано в орудие великой силы. Такое чудо не лишено опасностей, ибо магия — разрушительна, если её использовать неразумно. В то время, когда другие эльфы защищают себя ритуалами, чаропевцы и чароткачи Атель Лорена объединяют свои умы с спящим сознанием леса.

В результате подобной магической связи, азраи имеют совершенно уникальные отношения с Атель Лореном. Иногда, они становятся частью более высшего разума, такого как дриады и древолюды. Эта связь позволяет им общаться с лесом, а некоторые могущественные маги могут использовать её, чтобы изменять лес по своей воле. Это может проявиться ускорением роста дерева, изменением тропинок в лесу, замедляющим врага и ускоряя союзников. Но проблема заключается в том, что лес, часто отказывает в подобных просьбах, и прихотся его уговаривать, или в некоторых случаях — обманывать.

В тех редких случаях, когда азраи общаются с другими расами, именно чаропевцы исполняют роль дипломатов. Выполняя свои обязанности, они путешествуют в дворы иностраных королей с небольшой свитой. Ради избежания опасностей путешествия, маги используют заклинания защиты, перемещая себя и своих спутников за пределы физического мира. Эти делегации выглядят как призрачные силуэты, проходящие сквозь физические препятствия, порождающие бесчисленные крестьянские сказки о призрачных путниках, бродящих возле Атель Лорена.

Поскольку они не обременены топорной моралью магов Ултуана и незапятнаны садизмом, так привычным для чародеек Наггарота, маги лесных эльфов используют как светлую, так и тёмную магию. Первая — остатки былого знания, когда азраи были лишь ултуанскими колонистами, вторая — результат кровавой эры возмездия. Несмотря на все усилия королевы Ариэль, каждое поколение азрайских колдунов всё больше углубляется в тёмные искусства. И хотя никто не обезумел так, как Ариэль много веков назад, невозможно сказать, что готовит нам будущее. Тем временем, Атель Лорен не может отказываться от такого мощного ресурса.

Иногда маги выходят на поле боя парами — Светлым ткачём и Тёмным ткачём. В то время, как Тёмный ткач высвобождает разрывающие плоть бури магии, Светлый ткач использует светлую магию для поддержки союзников, но также и следит за тем, чтобы Тёмный ткач держал себя под контролем, а в противном случае — успокоить ветры магии, тем самым перекрыть поток развращающей силы, сдерживая зарождающееся безумие, по крайней меры на время…

  Вечная Стража

В течении зимних месяцев, Атель Лорен находится в самом худшем расположении, древолюды спят, а активные и энергичные дриады вялы и медлительны. В это время, бремя защиты священных мест леса падает на сыновей и дочерей благородных домов Атель Лорена.

Только навыки и мастерство на поле боя могут возвысить в рядах вечной стражи, ведь этот долг — опасен и сложен. Во время зимы, вечная стража может не расчитывать на помощь лесных духов, но должна быстро реагировать на любые вызовы, стоящие перед ними. Иногда, в самую суровую погоду, когда духи теней выходят из диколесья, угроза приходит не снаружи, а изнутри. Неважно, буйствующий дух, мародёрствующий зверолюд или потерявшийся искатель Грааля, вечная стража твёрдо выступает пред ними.

Каждый вечный страж сам по себе является грозным врагом, отточившим своё мастерство настолько, что другим расам очень нелегко противостоять им. Собравшись в ряд, они образуют фалангу копий, пронзающих и режущих с дисциплинированной эффективностью. Сами вечные стражи ссылаются к такой формации как «Крепость Ветвей». Они твёрдо упираясь в землю, стоят лицом-к-лицу с врагом, укрываясь щитами от вражеских атак, выдвигают копья вперёд, словно листья колыша их.

Хотя их главная служба связана с зимой, вечная стража исполняет свой долг круглый год, часто, они становятся стражниками эльфийских чертогов или телохранителями высокородных. Также иногда, когда лорды и леди Атель Лорена отправляются в путешествие, их сопровождает несколько сотен вечных стражей, но их число, может резко возрасти, если окажется, что в его конце будет сражение.

Вечная стража ставит свой долг перед господином выше личной безопасности. Часто они сражаются целыми днями, защищая высокородных от ужасной судьбы, окруженные трупами своих еще недавно живыми друзьями. Придёт один враг, или тысяча, это не имеет значения, вечная стража не сдастся никогда.

Именно эта бессмертная преданность много раз спасала Атель Лорен от гражданских войн. Как это принято, трения между дворянами урегулировываются путем дуэли лучших представителей вечной стражи каждого из высокородных на дуэли. Обычно выбирают сильнейших бойцов дома, а сама суть дуэли — выяснение кто лучше натренировал воина. Для каждого стража, такая дуэль — великая честь, ведь они знают, выйграют они, или проиграют — их деяние на арене клинков спасёт тысячи азрайских жизней.

 Стража Полян

В трудную минуту, любой азрай может встать на защиту своего дома, ибо все из них обучены искусству стрельбы из длинного лука. В конце концов, в Атель Лорене, стрельба из лука — не просто военный навык, но одна из жизненно необходимых вещей для выживания.

Когда эльф достигает совершеннолетия, его назначают стражем поляны, он должен патрулировать определённые участки леса. Когда такой часовой встречает незванного гостя, он быстро поднимает тревогу и ждёт подкрепления. Через мгновение, лес оживает, многочисленные стражи и охотники сосредотачиваются на поиске незванного врага. Почти все, кто войдут в Атель Лорен — умрут, даже не подозревая о опасности.

Когда Атель Лорен идет на войну, именно стражи полян составляют ядро армии. Каждый эльфийский дом сражается на поле боя вместе с родичами, образовывая объединения фамильных полков под руководством младших лордов и леди. Азрайская армия может казаться бессистемной и неорганизованной, но на самом деле каждая линия стражей выполняют широкие указания генералов, при этом настоятельно рекомендуется проявлять инициативу, чтобы проявить себя. Такой принцип ведения войны часто приводит к повторении линий стрельбы, с индивидуальными фамильными отрядами, наступающими и отступающими, чтобы обрушить на врага град смертоносных стрел.

 Чащобные Разведчики

Чащобные разведчики несут патруль за теми участками леса, которые считаются слишком опасными для стражи полян. Для этого эльф должен быть невидимым даже для глаза хищника, а душа — должна быть готова к борьбе с потусторонними существами, для которых эльфийская душа проявляется как ярко горящая свеча.

Навыки скрытности и маскировки чащобных разведчиков хорошо послужили им на поле боя. Они — мастера засады и отвлечения внимания, убийцы вражеских артиллеристов и неосторожных волшебников, ушедших слишком далеко от линии обороны. Действительно, было множество армий, вторгшихся в Атель Лорен, и даже не подозревающих о том, что за ними уже несколько дней следят фамильные полки чащобных разведчиков. Только тогда, когда боевые ряды сталкиваются, чащобные разведчики проявляют себя на поле, сея смуту и разорганизованность в рядах врага.

Рыцари Атель Лорена

Когда лесные эльфы идут на войну, они делают это в паре с лесными созданиями. Многие звери Атель Лорена понимают опасности, грозящие лесу, и поэтому охотно предлагают свои услуги. Другие — приручаются добротой, и готовятся к войне через эмпатию с их хозяевами — азраями.

 Всадники Полян

Всадники полян, возможно, величайшие конные воители мира, их эльфийские рефлексы позволяют делать им такие, казалось бы, невероятные поступки, которые низшие расы считают безрассудными и невозможными. Стрельба назад во время езды верхом по гуще леса или галоп сквозь ряды удивлённых вражеских кавалеристов, всадники полян всегда выбираются сухими из воды, благодаря сочетанию своего изящного мастерства и невозмутимой уверенности.

В отличие от большинства наездников, всадники полян не рассматривают своих лошадей как собственность или безвольного зверя. Проходит очень долгий период, который и образует связь между всадником и конём. Эта связь выходит за рамки дружбы и семьи, так, что всадник и лошидь действуют как одно существо, это «общение», сторонний наблюдатель никогда не сможет понять. Там где другой должен командовать своим конём будто они на тропинке, чтобы она не свернула с пути, всаднику полян стоит лишь подумать о команде — лошадь откликается сразу.

Когда скакуны не нужны в битве, всадники полян пасут их глубоко внутри Атель Лорена. Это делается не из-за страха того, что они заблудятся, но для безопасности. Только очень целеустремлённые и удачливые конокрады могут проникнуть так глубоко в Атель Лорен, и ещё меньше из них способны вернуться назад. Те редкие чужаки, которые видят коня азраев, не считают его обычным смертным существом, принимая его за чудесного волшебного зверя. Но по правде говоря, в этих многочисленных лесных обитателях нет ничего магического, кроме радости существа, рождённого для жизни в свободе, а не рабстве.

Единороги

Единорог — это магическое существо, но его природа не склонна роднить себя к другим волшебным созданиям, несмотря на их общее происхождение. Во всяком случае, он жалеет их за то, что они не были рождены единорогами.

Рог единорога — очень ценны в некоторых уголках мира, к примеру, в Бретоннии, многие доблестные рыцари встречали свой конец в погоне за этими зверями в глубины Атель Лорена. Как только воин думает, что загнал свою добычу в угол, он исчезает без предупреждения, а в нескольких шагах от него появляются бдительные стражи пути.

Интересно, что единороги тянутся к женщинам-магам как мотыльки к пламени и находят вкус магии опьяняющим. Единороги — отличные скакуны, более того, природа зверя защищает всадника от вражеской разрушительной магии.

 Ястребиные Наездники

Множество хищных птиц обитают в Атель Лорене, особенно там, где лес соприкасается с Серыми Горами. Эти ястребы и сорокопуты вырастают до аномально больших размеров, по сравнению с их обычными собратьями. Некоторые полагают, что они мигрировали из-за угрозы вымирания, а другие считают, что они были изменены с помощью магии. Что бы не являлось истиной, ястребы Серых Гор вырастают до таких размеров, что размах их крыльев достигает в среднем пятнадцати-двадцати футов.

Хотя большинство эльфов живут под покровительственной теней Атель Лорена, есть те, кто жаждут редколесья нагорья Серых Гор, поэтому связь между этими двумя расами и развивалась. Эльфийские залы, выщерблены в скалистых ущельях и шпилях, на которых находятся гнёзда ястребов, усеянные костьми тех, кто осмелился вторгнуться на их территорию.

Если только вылупившегося ястреба, начнёт воспитывать эльф, то это разовьёт между ними мощную связь, и даже с радостью понесёт его в бой. Время проходит, и наездник с орлом становятся одним целым, живущим только ради зова охоты и трепета погони. Эти всадники патрулируют территорию в поисках захватчиков и всегда готовы направить свою птицу сквозь деревья, чтобы нанести сокрушительный удар незванным гостям. Те, кто ездит на боевых орлах, показывают феноменальную ловкость и чувство равновесия, будучи способными запускать залпы стрел, порхая между лесных деревьев на огромной скорости. Таким образом, заблудившимся в Сосновых Утёсах придётся столкнуться не только с яростью орлов, но и мастерством эльфов — так свою кончину нашли многие гномьи экспедиции.

 Великие Орлы

Между эльфами и орлами всегда существовала родственная связь, восходящая к давним временам. Эта связь остаётся крепкой и до сих пор, и многие семьи орлов устраивают свои логова на самых близких к Атель Лорену вершинах гор.

Более разумные и красивые по сравнению с меньшими боевыми ястребами, живущими на низовьях Серых Гор, великие орлы — это существа неутомимой бдительности, обладающие сверхъестественной силой и неизменной ненавистью к злу. Они всегда готовы к событиям происходящим внизу, и часто они доносят информацию эльфийской знати, радостно встречающей их, предупреждая о грядущих опасностях и возможных раздорах.

Редко, великий орёл может предложить себя как скакуна для особо доверенного властителя поляны. Это великая честь для азраев, союз равных. Такое партнёрство поддерживает крепкую и прочную дружбу, продолжающую связывать обе стороны, даже после смерти.

 Егеря Диколесья

Атель Лорен — небезопасное место в том числе и для азраев. Даже сейчас, спустя тысячи лет после первого Великого Совета, есть лесные духи, которые возмущаются присутствием эльфов и обрушивают на них всё свою жестокость, какую только могут высвободить. Изгнанные в юго-восточный участок Атель Лорена, известный как Диколесье, эти духи восстают против путевых камней, ограждающими их от прочего леса, и мрачно мечтают отомстить захватчикам их дома.

Задача охранников границы этой лесной тюрьмы достаётся егерям Диколесья. Их жизнь не кишит весельем и чувством прекрасного, как у всех лесных эльфов, ибо егеря поклялись вечно сдерживать ужасы Диколесья взаперти. Граница из путевых камней находится под постоянной угрозой нападения, и всё чаще начинает страдать от прорывов. Любое нарушение, каким бы малым оно не было, может повлечь за собой кровавую резню, устроенную тёмными духами, ускользнувшими на свободу. Егеря сбегаются на эти бреши и сдерживают напор духов достаточно долго, чтобы чароткачи восстановили путевые камни. Егеря вечно должны быть бдительными, чтобы защищать своих родственников от кошмаров этой лесной тюрьмы.

Мало кто берёт в руги глефу егеря, не пострадав от рук обитателей Диколесья. Большинство потеряли любимых людей из-за перевёртышей, другие на себе познали горе разрушений, вызванных буйством безумного древолюда. Некоторые, очень немногие, специально вербуются в егерей. В такой службе есть великая честь, но гордость за неё умеряется предвидением тех ужасов, с которыми придётся столкнуться. Не так легко отделаться от этого даже когда долг егеря будет исполнен.

Егеря одерживают победы не только благодаря физической силе, но благодаря силе воли, которую другие азраи находят пугающей. Многие ужасные духи диколесья способны сводить с ума одним лишь скользящим взглядом. Другие появляются в самых соблазнительных и миловидных формах. Егерь обязан затупить все свои эмоции, чтобы выжить, а не попасться на такие ловушки. Каждый год, некоторые из них теряются, обезумевшие или попавшиеся в сети сирен Диколесья. Первая судьба, несомненно гораздо предпочтительней второй. Ужас со временем преодолевается, а разум восстанавливается, но нет спасения для тех, кто соблазнился тварью за оградой — отныне его жизни — существование в глупом рабстве и ложном блаженстве, которое закончится лишь со смертью, слишком долго откладываемой.

Хотя они и неподвластны ни одному из благородных домов Атель Лорена, егеря иногда присоединяются к армиям. Здесь, кровавый отточенный опыт, приобретённый после схваток с ужасами Диколесья, помогает им стойко сражаться и с такими тварями как минотавры, драконы, вампиры и даже демоны, со спокойствием и дисциплинированностью, с какими многие эльфы не будут никогда. Егеря делают это не ради славы, и даже не ради того, чтобы показать общее дело со своими родичами. Они движимы куда более глубокими мотивами. Многие тёмные духи — это оборотни и перевётрыши. Эти существа движимы лишь инстинктами и потребностью использовать свой дар лишь для того, чтобы обратиться в свою убитую жертву. Однако некоторые из них обладают достаточным интеллектом, чтобы протолкнуть себя в командование врагов Атель Лорена, или скрываться в одной из многочисленных мародёрствующих банд. Именно их ищут егеря Диколесья, хотя они и редко говорят о своих целях главе воинства. Чтобы уничтожить этих тварей они будут сражаться десятилетиями и пройдут неисчислимые лиги, опустошая города и чьим единственным преступлением было — обман. Только когда перевёртыш будет загнан в угол и убит, его тело превратиться в безжизненный пепел, егеря вернуться в Атель Лорен и возобновят своё безмолвное бремя.

  Танцоры Войны

Танцоры войны блуждают по Атель Лорену тесно сплочёнными группами, перемещаясь по тайным тропам и путям, о которых другие либо не слышали, либо опасаются их использовать. Другие азраи считают танцоров дикими и непредсказуемыми, и не без причины, они — служитель эльфийского бога обмана, Лоэка. Танцоры сопровождают сородичей музыкой и ликованиями, выполняя сложнейшие танцевальные ритуалы, которые проецируют всю историю Атель Лорена, такая форма повествования, для эльфов Атель Лорена более важна, нежели привычное другим письмо.

Даже для других эльфов, танцоры двигаются мучительно медленно, делаю каждое движение по очереди, делая их один за одним без какого-либо смысла или руководства. Они отказываются от брони и украшают себя извилистыми узорами и красят волосы в яркие цвета, беря на себя роль мифических фигур и свирепых воинов, а их форма движения и даже боевой стиль отдают дань уважения тем, кто вдохновляет их танцевать.

Танцоры — великие воители, ставшие ещё более смертоносными посредством боевых танцев. Для этих излюбленных ритуалов Бога-Обманщика не делаются приготовления и не отдаются приказы. Танцоры инстинктивно создают летальные паттерны движений, дополняя танец пражками и пируэтами во вражеские ряды, сопровождаемые музыкой, слышимой лишь им, они грациозно уклоняются, лишая противника жизни так быстро, что тот даже не успевает нанести ответный удар.

Танцоры Теней

Танцоры теней — самые священные служители Бога-Обманщика, а боятся их также, как и уважают. Им и только им среди всех эльфов Атель Лорена известны все проходящие по нему тропы — действительно, говорят, что они ходят по смертельным лесам сновидений также, как и по миру смертных. В битве, танцоры теней ещё более смертоносны чем прочие танцоры. В тоже время, они куда менее заметны на поле боя, предпочитая сбивать других с толку, а не удивлять ловкостью тела. И правда, большинство танцоров теней могут создавать иллюзии, используемые для отвлечения врагов и тушения вспыхнувших конфликтов между эльфами и духами Атель Лорена. 

 Сёстры Терновика

Сёстры терновика — верные служанки Ариэль. Во многом, их пути пересекаются и развиваются параллельно диким всадникам Курнуса. Сёстры опираются на утончённость и колдовство, а всадники Ориона лишь на славную охоту. Где дикие всадники несутся в бой на конях, столь же безрассудных, как и они, сёстры скачут на лошадях Иши — скакунах, чья порочность скрывается невероятно грациозной внешностью.

Природа происхождения сестёр окутана тайной. Но это не мешает азрайским бардам рассказывать о них. В конце концов, это и есть предназначение бардов, затыкать дыры истории прекрасными сказками и легендами. По их балладам, сёстры — эльфийские девы, одержимые дриадами, ожившие осколки души Ариэль, получившие жизнь под влиянием тёмной магии Наггарота, или же кто-либо ещё, историй о них сотни, и со временем они лишь прибавляются. Сёстрам известны все эти сказки, мало что ускользает от них, щупальцы их влияния проникли во все залы. Но им всё равно. Барды, распространяя эти теории, делают гораздо больше для скрытия истины, чем делали сёстры на протяжении всего своего существования.

Диких всадников уважают, но не любят. Сестёр же любимы почти всеми лесными эльфами. Они охотно откликаются на просьбы о помощи, но цену, которую они назначают за эту помощь, проситель редко может отдать. Они могут наполнить молодых воинов несравненными военными навыками, но при этом украсть всю доброту из их душ. Они могут ответить на мольбу эльфийской девушки, потерявшей любовь, но годы спустя украдут у неё первенца. Они даже способны остановить смерть, но сделают это лишь взамен на другую, и очень редко они позволят выбрать просителю жертву. В других землях, они сеют страх и разрушение, но здесь, в Атель Лорене они понимают, что должны быть балансом для всего, и чтобы те кто имел с ними дело, были готовы к любым последствиям.

Как и их госпожа, сёстры терновика бессмертны. Они никогда не стареют, а раны их закрываются спустя совсем короткое время. Если одну из них убьют, другие отнесут её тело на подстилки из корней и плющей и унесут ее в священные нижние залы, находящиеся в корнях Векого Дуба. Там она будет спать неделями и месяцами, чтобы с приходом весны, буйственная магия и жизненная энергия вернёт её обратно к жизни. Лишь когда тело будет полностью изуродовано, душа падшей сестры покидает мир смертных, но её сестры непременно отомстят убийце.

Сёстры терновика способны принести смерть разными способами. Им известны все древесные яды — не только те, которые заставляют кости ломаться, оставляя тело в конвульсиях, но и такие, которые обращают кровь в огонь, сводящие с ума и способные привести тело к гниению изнутри. Также они разбираются и в древних проклятьях, способных лишить противника силы или ввести в неконтролируемое безуми, заставляющие убивать своих родичей. Такие методы хоть и есть, но используются они редко, а чести в них мало. Сёстры куда больше предпочитают разить своих врагов копьём или кинжалом, чтобы видеть расплывающийся в глазах жертв страх.

  Дикие Всадники

Дикие всадники Курнуса — личная охрана Ориона, такого же импульсивного как и они. Они — магические существа, давно переставшие являться эльфами, которыми они когда-то были. Отныне они навечно стали частью вечной славы Дикой Охоты.

Внешне, дикие всадники отсылаются на древние времена эльфийской истории. Их оружие — грубое железо, а доспехи — не более, чем шкуры убитых животных, убитых, во время священной охоты. И всё же в их природе есть нечто сверхъестественное и благородное, что-то, чему Курнус не может отказать — его мощь, протекает через них также, как и через Ориона.

В течении зимы, когда дух Ориона спит, дикие всадники с горящими глазами наблюдают за Королевской Поляной, не говоря ни слова и лишь бросая вызов тем, кто осмелился вторгнуться в священнейшую из рощ. Их авторитет — абсолютен, ведь приняв честь стать диким всадником, они полностью отделились от азрайского общества, чтобы вечно служить своему королю. Действительно, так чужды они для других эльфов, что мало кто из бывших родичей осмелится заговорить с ними, не говоря уж о том, чтобы осудить их деяния.

Когда приходит весна и начинается ритуал возрождения, дикие всадники проводят церемонию, связывающую себя узами с их королём. В ночь волшебства и ужаса, когда призрачные фигуры и ужасные крики сопровождают все поляны, рог Ориона проносится над лесом, и охота начинается вновь. Весь Атель Лорен трепещет от набирающего скорость Ориона и его последователей. За ним идут его всадники дикой охоты, ставшие сильнее и свирепее от пробуждения своего господина. Они седлают не смертных скакунов, но скакунов Курнуса — манифестических аспектов охоты, которые являются такими же неутомимыми и решительными, как и эльфы, несущие их в бой.

Только самые смелые и безрассудные готовы выступить против дикой охоты, ведь когда слышны звуки рога диких всадников, их интонации разгоняют даже ветер, а любой, кто попадётся на их пути — добыча. Никому не будет пощады, когда охота начнётся, а судьба тех, кому не повезло попасться им на дороге — стать жертвой во славу великолепия Короля во Ветвях.

 Стражи Пути

Стражи пути — молчаливые хранители путей, ведущих в Атель Лорен. Они мастера маскировки и способны лежать неподвижно на протяжении многих дней, чтобы устроить засаду на несчастную жертву.

Чаще всего, долг стража пути — естественный процесс для тех, кто прошел обучение в качестве разведчиков, но бывает и так, что юноша чувствует зов леса в своей крови. Со временем он может понять, что объятия леса гораздо приятней объятий его родственников. Он будет всё больше и больше отдаляться от родственных залов, продвигаясь в глубь и проводя всё больше времени в лесу, оттачивая мастерство стрельбы и навыки скрытности. Многие уже никогда не вернутся из этих странствий, но те кто преуспевают в этом, становятся искусными вне всякого сравнения.

Немногие воины способны сравниться с искусством стрельбы из лука стража пути. Если они захотят, они могут обрушить нескончаемый поток черных стрел за одно мгновение, или же совершить ровно один смертельный выстрел в слабое место брони врага. Кроме того, стражи пути невероятно искусны в деле неожиданных нападений и сеянии раздора среди рядов противника, появившись из ниоткуда и обрушив град стрел, они исчезнут даже быстрее, чем наземь рухнет первый поражённый ими враг. Все кто входят в Атель Лорен рискуют быть убитыми без предупреждения бесшумными охотниками — стражами пути, или попасть в их хитро сконструированные ловушки.

 Следопыты

Следопыты полностью одержимы выслеживанием добычи. Они — молчаливые одиночки, не посещающие азрайские залы десятилетиями. Они совершенно раскрепощенны в пределах дикой природы, их смекалка и ловкость позволяет им выживать в дикой природе без особого труда. В тех редких случаях, когда следопыт возвращается в родные залы, он держится обособленно от других ибо чувствует родство с лесом больше, чем с другими азраями.

Меткость следопыта заставляет краснеть от стыда даже стражей пути. Он может с легкостью отличать одного противника от другого в бурлящей массе полков и лишать их жизни всего одним, смертоносным выстрелом. И всё же, следопыты не ликуют, о какой радости добыче может идти речь, если ты потратил на это всю свою жизнь?

 Дриады

Дриады — подлые существа с злыми сердцами, похожими на осколки льда. В их душах нет места, ни уважению, ни состраданию, ни милосердию, лишь бескомпромиссная служба на благо Атель Лорена, даже эльфы, принёсшие и сковавшие себя вечными клятвами, выглядят брезгливыми по сравнению с ними. Вредить лесу — вызвать на себя мгновенную ярость и месть взбешённых дриад, которые успокоятся лишь тогда, когда тело нарушителя будет уничтожено или сломлено. Лишь глупец будет оскорблять дриаду, но увы, эти духи-девы не могут понять, было ли преступление преднамеренным или же случайным. Немногие смертные смогут совершить такую ошибку дважды, да и то, лишь в том случае, если нарушитель был слишком удачлив или слишком быстр.

Дриады способны принимать различные формы и часто имитируют внешний вид эльфов. Они появляются прекрасными, упругими неземными красавицами, а выдаёт их лишь зеленоватый оттенок кожи и пара веточек в волосах. Именно в таком виде они перемещаются у границ Атель Лорена и заманивают жертв прекрасными песнями. Они неразборчивы в своих жертвах и с одинаковой яростью убивают обидчиков растений, захватчиков и невинных. Единственное разумное действие, когда она приближается к тебе — бежать как можно дальше и как можно быстрее, но к сожалению жертвы очарованы красотой дриады и не могут даже подумать о таких мыслях. Спустя некоторое время, неосторожный очаровывается настолько, что делает всё что пожелает дух, и с легкостью, и даже радостью идут в глубины леса.

Только когда несчастный полностью находится под чарами, она сбрасывает свою прекрасную форму и наносит удар. Наполняясь злобой, она превращается в нечто ужасное. Её волосы становятся массой скрученных шипов и веток, лицо искажается в ужасающее и дикое, конечности скручиваются, становясь ужасными деревянными когтями. Прежде чем жертва осознает, что произошло, он уже будет лежать на земле, выпотрошенный и изуродованный.

Когда Атель Лорен выходит на войну, дриады принимают свой воинственный облик и начинают свою охоту на флангах противника. Их гибкая стремительная натура позволяет им преодолевать огромные расстояния за мгновения, нападая на врагов, которые ещё мгновения назад считали себя в полной безопасности. И правда, шипящая атака дриад — первый признак того, что Атель Лорен выступил против вас. Часто, вражеские генералы исчезают посреди боя, и находят их лишь на следующий день, на рассветной поляне, безжизненными и растерзанным. Дриадам не известна пощада.

 Духи Ветвей

Духи ветвей — самые древние из дриад. Они всегда были служанками Древних Атель Лорена, ухаживая за древолюдами с безумной фанатичностью. Ещё до прихода эльфов, духов ветвей было гораздо больше. В те времена, именно они правили лесом и направляли Ветра Магии в деревья и ветви. Лишь некоторые из духов ветвей благосклонно смотрят на эльфов, и множество из них, питает к ним лютую ненависть. Дуртху знал, что рано или поздно, жестокая натура духов ветвей приведёт в Атель Лорен эру великого зла, и именно поэтому он согласился впустить эльфов в лес. Теперь они ждут, когда времена года сменятся вновь. Они верят, что в один прекрасный день, узурпаторы будут уничтожены и естественный порядок будет восстановлен.

Древни

Древни — могучие твари, ожившие награмождения засохших веток, сформированных в искаженную, чудовищную пародию на эльфа, они сражаются не изящными навыками, ног рубыми скрюченными кулаками, крошащими доспехи и превращающие плоть в кровавое месиво. Древни неумолимы, им чужды боль, страх и даже смерть, ведь он не может чувствовать боль, а дух его давно уже мёртв.

В сердце каждого древня находится душа мёртвого эльфа, но не все удостоены такой судьбы. Только самые сильные и энергичные души надеются переродиться в это существо, они жаждут отречься от своей смертной жизни и родичей, навечно став одним из множества переплетений Атель Лорена. Их семьям кажется, что они слышат голоса своих бывших родных в завывании ветра. Но на самом деле — это лишь эхо, давно утраченной жизни. Однако, древни не способны полностью отринуть свои прошлые жизни, они сами создают себе новые тела из иссохших мёртвых деревьев, чтобы в смерти защитить то, ради чего они жили.

Древни редко узнают тех, кого раньше знали. Память — основана на физических чувствах, и потому теряется с получением нового тела. Скорее всего, единственно, что у них осталось, пара мимолётных вспышек и запутанных фрагментов. У всего есть исключения, и среди древней — Амадри Железнокорый. Некогда великий лорд-эльф Амадри Рассветное Копье был до смерти замучен демоннеттами Слаанеш. Они желали, чтобы Амадри ощущал в полной мере всё, что они с ним творили, наложив на него проклятье, они сделали так, чтобы ни одна деталь, никогда не ускользнула от его чувств. Но вскоре они пожалели о том, что сделали. Атель Лорен переплел умирающую душу Амадри с собой и превратил его в древня. Амадри жестоко отомстил своим мучителям, но отныне навечно он скован ощущениями боли и отчаяния, которые он не может ощутить по-настоящему, он продолжил своё правление Арраноком.

Для большинства древней мир — странное место, покрытый пеленой утраченных воспоминаний. И хотя их часто привлекают для охраны полян или определённых эльфов, они не могут вспомнить всю важность места или личности, охраняемой ими. Эти несчастные создания веками охраняют родные залы, уничтожаю различных захватчиков, даже не подозревая, что подобные инциденты убили их смертные формы, когда-то давно.

И всё же, эта искажённая память вызывает у древней печаль, хоть они никогда не говорят об этом. Достаточно редко в принципе, можно услышать их голос. Когда с ними пытаются общаться, они делают это крайне медленно, невероятно глухим голосом, создавая впечатление, что кто-то вещает издалека. Однако они отлично воспринимают чужую речь, и даже готовы добровольно отказаться от своего вечного бдения, если их помощь требуется в другом месте. Это лучше всего видно, когда начинается Дикая Охота. Сотни древней выходят из глубин леса, чтобы ответить на её зов. Как бы глубоко не была погребена душа, она резонирует при гудении рога Ориона и нетерпеливо выдвигается, чтобы присоединиться к нему. Дикая Охота воистину превращает лес в живое существо, кипящее гневом и решимостью вернуть себе то, что когда-то принадлежало им.

 Древолюды

Самые могущественные духи Атель Лорена способны вплетать себя в живые, процветающие деревья, придавая им форму по своей воле. Эти решения принимаются не легко, ибо, когда это случается, дух уже не сможет покинуть дерева — только смерть сможет разорвать эту связь. С этого момента, дух сам формирует и командует деревом, используя крепкую кору и сучковатые ветви, чтобы служить там, где не может бестелесная форма духа. Так и рождается Древолюд.

Древолюды одинаково почитаются как эльфами, так и прочими лесными существами и часто, они с радостью позволяют низшим духам жить в своих ветках, дуплах и корнях. Древолюды берегут всех беззащитных невинных существ. Их сердца полны доброты и тепла, что совершенно не похоже на молодых дриад. Эти невероятно древние существа видели восхождения и падения рас, подобные восходам и закатам солнца. Их понятие времени и жизни заставляет их совершенно по-другому относиться к смертным существам. Для древолюдов, даже самые долгоживущие эльфы обращаются в прах с невероятной скоростью. Совершенно точно, древолюды помнят времена до того, как эльфы оставили свои первые следы в этом мире, и совершенно ясно, что они застанут времена, когда вся эльфийская раса обратится в прах.

Древолюдов по праву можно считать могущественнейшими жителями Атель Лорена. Его скрюченная фигура почти невосприимчива к боли, а его сила равна драконам глубочайших полян. Он воюет не изящно и утонченно, с огромными размашистыми ударами, способными крошить камни. Его топот сбивает противников с ног, и даже корни ближайших деревьев поддаются его воле, скрючивая и утаскивая противников глубоко под землю, где обитатели почвы вдоволь наедятся плотью и костями.

 Вековые Древолюды

Среди древолюдов Атель Лорена есть те, которые вне пределов смертного счета, чьи имена почитаются свыше прочих древолюдов — вековые древолюды. Когда между эльфами и лесом был заключен первый пакт, именно они говорили от имени Атель Лорена, и уже тогда они были старыми. Вековые древолюды редко выступают на войну, они находят радости цветущего бодрствующего мира с возрастом становятся всё тусклее, и они неуклонно уходят в сон, грезя о том, чтобы в лесу вечно царил мир, а низшие расы наконец пришли к вечному согласию и покою. Так древолюды и проходят сквозь века, а о их нуждах заботятся лишь небольшие группы дриад. Они пробуждаются только в самые страшные времена, и с неутомимой ненавистью ведут Атель Лорен на войну, чтобы отбросить нечестивых врагов леса в их гнусные логовища.

 Лесные Драконы

Кажется невероятным, как такое огромное создание как дракон могло поселится в густом лесу Атель Лорена. И всё же в самых глубоких проталинах и ущельях обитает эта великая раса небесных змеев, давно приспособившихся в к жизни в лесу. Защищаемые лесом и густыми природным и навесами от внимания желающих прославиться героев, лесные драконы процветали и размножались. Именно поэтому в Атель Лорене так много драконов, в остальных частях Старого Света, драконы давно мертвы или загнаны в горы, где до них практически невозможно добраться.

Ничто не живёт в Атель Лорене, не изменяясь, и драконы — не исключение. Как и некоторые группы лесных эльфов, драконы стали подчиняться воле леса, охранять его и поддерживать процветание. Они как и прежде, ненасытные хищники, но выходят на охоту они лишь тогда, когда лес нуждается в их помощи, пребывая остальное время в спячке. Когда вторжение будет способно противостоять силе лесных духов, лес пробудит одного или нескольких лесных драконов, чтобы они выступили против этой угрозы. Иногда, эльфы сами будят драконов, чтобы они позволили себя оседлать, и на удивление, драконы соглашаются, конечно, если прерванный сон не был достаточно увлекательным. Со временем властитель полян может образовать сильную связь с конкретным драконом, и они станут не просто союзниками, но отличными друзьями.

Независимо от причины своего пробуждения, лесные драконы — могущественные противники. Мало кто может устоять против его гнева, конечно, если они справятся со своим первобытным ужасом. Но этот страх лишь растёт, когда существо опускается, потроша и сжирая всех, кто попадется ему на глаза. Даже те враги, которые смогли избежать физической мощи дракона, непременно падут, без воли к борьбе и жизни, посредством усыпляющего дыхания дракона.

Несмотря на свой ужасающий вид, лесные драконы обладают потрясающим интеллектом и поддерживают огромный интерес к событиям, происходящим в мире. Они особенно голодны до новостей, случившихся во время их сна. Отчасти, этот голод утоляется эльфами, но драконы считают азраев слишком беспристрастными и малоувлекающимися остальным миром, поэтому они с радостью ожидают встретить кого-то, родом не из Атель Лорена.

Действительно, частые случаи, когда драконы щадил интригующего соперника, желая узнать от него различные вести, способны расширить драконий арсенал знаний. Если новости, полученные от пленника, достаточно заинтересуют дракона, он почувствует долг — сохранить жизнь пленнику и отпустить его. Но если новости будут скудны — то дракон без зазорений совести сожрет врага, потратившего драгоценное время дракона.

 

Известные личности:

 Дуртху, Древнейший из Древних

Дуртху — старейшина Атель Лорена, древолюд, на фоне которого даже Ариэль выглядит юной девой. Именно он заключил союз между эльфами и лесом, и именно он спорил со своими братьями о том, что этот союз должен стать вечным. В те дни он всегда был верным другом детей Иши, всегда готовым помочь им, расширяя их понимания о лесе и его плетениях. Увы, те времена давно прошли. Столетия ужасающих разрушений и кровавой резни нанесли ущерб доблестной душе Дуртху. Он понял, что навлёк на свою родину лишь эпоху разорения и смерти. Он видел бесчисленные акры деревьев, срубленных из простой злобы. Он наблюдал, как эльфы раз за разом навлекали беду, всё больше разрывая связь с внешним миром. Но страшнее всего, на его глазах, один за одним, умирали его братья-старейшины, сражённые врагами эльфов, а не их собственными.

Доброжелательность Дуртху ушла, уступив место безумию. Отныне он не целитель и учитель, взяв меч, выкованный для него Дайтом, он стал лишь безжалостным карателем. Он не различает заблудившихся, невинных и злых — все, кто ступает по его любимым полянам без разрешения — обречены. Лишь эльфы избегают его гнева, ибо он винит во всём не их, но себя. И всё же, больше он не думает о детях Иши как о друзьях, отныне от избегает их общества, которое так решительно раньше обнимал. Они — союзники, нужные лишь для сохранения леса.

Эльфы оплакивают Дуртху. Сами являясь долгожителями, они знают о всех ужасах мира, но даже не могут представить о вечности горя и разрушений, которая так ожесточила существо, древнее всей эльфийской расы. К сожалению, эльфы не в силах исцелить несчастное сердце Дуртху, но может он сам. Когда Старейшины умирают, их души поглощаются братьями. Оставшись одним из двух живых старейшин, Дуртху теперь обладет половиной мощи от всех душ его родичей, и этого ему вполне достаточно, чтобы исцелить своё сердце. Его разум настолько затуманен пеленой ярости и гнева, что он даже не осознаёт всей мощи, сокрытой в нём. То немногое, что использует Дуртху, происходит лишь на инстинктивном уровне, подчёркивая его грозную силу и освобождая злобных духов. Печаль Дуртху проявляется призраками-видениями, холодящими душу человека, на которого нападут. В те немногие мгновения, в которые Дуртху спит, они поют ему печальные песни отчаяния.

 

 Орион, Король во ветвях

Орион — король Атель Лорена. Он бессмертен, но его существование неразрывно связано с временами года. Так, каждую зиму он встаёт в свой погребальный костёр, чтобы с первым днём весны возродиться. Каждый год, накануне весеннего равноденствия, дикие всадники выбирают юного принца, который станет новым Орионом на протяжении всего следующего года. Этого избранного ведут к Вековому Дубу, где его отдают на попечение Ариэль, которая заново создаст своего мужа из плоти и духа Курнуса. На следующее утро, избранный выходит из объятий дуба, больше не смертным эльфом, но возрождённым Орионом, Королём-Богом Атель Лорена.

Когда его королевство находится под угрозой, именно он сражается за его защиту в первых рядах. Взяв в руки своё могучее боевое оружие, он использует великий рог и созывает всех азраев на Дикую Охоту. Каждый эльф подчиняется этому зову своего короля, одолеваемые первобытным побуждением, они тянутся к Ориону, с радостью отказываясь от цивилизованных забот своей жизни ради опьяняющего запаха охоты и привкуса крови на губах.

Хотя природа Ориона всегда проникнута радостью от охоты Курнуса, его темперамент год от года изменяется. В то время как Иша и Ариэль уже давно являются одним целым. Личность Ориона — слияние не только избранного и Курнуса, но и каждого эльфа, носившего мантию Ориона. Эти древние умы слабы, и редко влияют на действия Ориона напрямую, но их шепот он слышит всегда. Иногда они предлагают советы, а иногда лишь спорят и упрекают. Курнус — самый сильный из голосов, и способен с легкостью подавить волю избранного. И хотя личность Бога-Охотника была разрушена сквозь этот беспрерывный цикл перерождений, его изначальная сила и божественная мудрость всё еще существует, даже за пределами смертного счета. Если избранный не желает сойти с ума, он должен быть в согласии с разумом бога, но и господствовать над другими голосами. Это — тяжелая ноша, и с каждым годом она становится лишь тяжелее.

Ритуал избрания эльфа тщательно скрывается, ибо всегда есть те, кто хочет прервать его. В разные времена эльфы Наггарота и Ултуана пытались вмешаться в процесс возрождения Ориона, желая подчинить азраев своей воле. Да и сами, лесные эльфы очень падки на попытки вмешательства. Несмотря на жертву, которую требует этот ритуал, многие семьи желали бы видеть своих родственников в роли супруга Ариэль хотя бы на год. На самом деле, некоторые из амбициозных лордов видят время поиска избранника как шанс убить двух зайцев. Если избранником станет его родственник, то можно будет не бояться конкуренции с его стороны в будущем, а также семья избраннка будет пользоваться хорошими привилегиями. Мало кто признался бы в таком, ведь в азрайском обществе порицаются подобные вещи как интриги, но конечно, всё оно давно уже прогнило.

Не только смертные плетут эти интриги, есть достаточно богов, которые с радостью бы вмешались в это. Одна из них — Анат Раэма, Дикая Охотница, Сестра Кроваворукого Каэла Менши, она уже давно жаждет любви Курнуса, и не делает различия между его божественной формой, к которой она когда-то вожделела и его смертными воплощениями. Она часто пытается протолкнуть того, кто подвержен её чарам больше, чем чарам Ариэль. Чаще всего она терпит неудачу, но иногда, лесные эльфы говорят о «Тёмных временах», когда сердце Ориона поглощено тьмой, и обещают больше никогда такого не допустить.

В тех случаях, когда Орион возрождается с очерненной душой, не является чем-то ужасающим, раньше, он выходил из объятий дуба как кровожадный убийца, мудрец, безумец, благородный правитель или же нащий вор, в конце концов, всё это не имеет значения, ведь Ориона всегда ждёт его погребальный зимний костёр.

Аралот, Правитель Талсина

Аралот не всегда был героем. В молодости он был трусом, лордом, у которого не хватало смелости охотиться на добычу, которая могла бы охотиться на него в ответ. В то время, как другие шли в бой вместо него, Аралот пьянствовал в кампании своих никчёмных друзей, стараясь утопить свой позор в вине.

Во время одной из его трусливых охот, его конь сбросил его с седла, отделив от всех товарищей кроме Скарина, его верного ястреба. После долгих часов блужданий, Аралот вышел на странную поляну, и хотя всего как несколько часов назад рассвело, лордёныш увидел в небе серебряный серп луны, эта сцена бы всколыхнула любого, но не Аралота, всё его внимание было приковано к центру поляну, где одинокой деве угрожал ужасный четырёхрукий демон.

Аралот смог найти в себе мужество спасти девушку от ужасной судьбы во власти демона. Не успев опомниться, он уже бежал к ней на помощь, он вонзил своё охотничье копьё в бок демона, но тварь была быстра, и если бы не Скарин, спустившийся с небес, чтобы вырвать глаза демона, Аралот бы непременно погиб. Ослеплённое чудовище бешено замахало руками, пытаясь найти Аралота, но тот вонзил своё копье глубоко в его черное сердце. Когда демон упал наземь, Аралот закрыл глаза, поражённый своим мужеством. Когда он снова открыл их, тело демона исчезло, а глядя на девушку, Аралот разглядел за смертным обликом богиню.

Долго шли они под звёздами, богиня и лорд. Они говорили о многом, и она открыла ему множество тайн и чудес. Богиня рассказала ему о том, как наблюдала и давала советы эльфам с самого начала их жизни, но её воля, часто не совпадет с волей её мужа, Творца. Она поведала ему, что сила богов скоро иссякнет, и последнее, что у неё осталось — это три великих дара. Первым из них стал Аралот, отныне освобождённый от своих страхов, он станет великим героем, который спасёт эльфов от ужасной тьмы. Вторым станет первенец Аралота, дочь, спасительница, которая дарует надежду, когда это будет необходимо больше всего. О третьем даре она решила не говорить, ведь есть секреты, которые ей не стоит делить со смертными. Вскоре после этого, Аралот погрузился в глубокий сон. Когда он проснулся, он нашел себя в кампании товарищей в своей постели. Ему рассказали, что упав с коня, его чувства рассеялись от падения и его унесли. Аралот рассказал им о том, что с ним приключилось, но его спутники лишь громко рассмеялись, считая, что это был лишь сон. Не желая, чтобы его считали безумцем, он тоже рассмеялся, но его сердце знало правду.

В последующие годы, Аралот стал бесстрашным героем, деяния которого, как и предсказала богиня, вдохновят многих. После битвы при Ардене, в которой Аралот сразил Моргура Извратителя, Королева Магов решила, что он станет её королевским защитником. И даже спустя годы жизни в почестях и славе, Аралот никогда не забывал ту, что сотворила его вновь. Действительно, когда серебряный месяц луны висит в небе над Атель Лореном, Аралот Смелый отправляется на охоту, со своим единственным спутником — Скарином, надеясь лишь ещё раз встретится со своей любимой богиней.

Дрича, Шипастое Горе

Давным давно, Дрича жившая среди древесных корней Аддайвоха, некогда благородное создание, ныне известное как Дерево Скорби. Большинство счита.т что Дрича сошла с ума, когда смерть Моргура осквернила Атель Лорен, но на самом деле, капризной и злобной она была и задолго до этой трагедии. Дрича хорошо помнит дни до прихода эльфов, и с тех пор она никогда не теряла ощущения, что лес приковывается к желаниям и воле смертных. Она редко с кем-то беседует, вместо этого вечно бормоча имена всех собратьев-духов, которые, как она считает пали по вине эльфов. Как бы она не была стара, её памаять кристально ясна, и вряд-ли, когда-нибудь этот список закончится, ведь он пополняется с каждой проходящей между Атель Лореном и внешним миром битвой.

В первые годы существования союза, Дрича наблюдала за эльфами, изучая каждое действие, для выявления предательства. С тех пор, как кровь Моргура пролилась на священной земле леса, известно, что общалась она лишь с Коэдиллом, древолюдом великого возраста, ныне закованного в глубине Диколесья. Возможно, их дружба объясняется общей ненавистью к азраям, ведь отношения Коэдилла к ним, действительно, легендарно. Коэдилл настолько стар, что забыл больше, чем смертные существа, включая эльфов, даже никогда не узнают. Если эти два озлобленных духа нашли общую причину для союза, возможно, лишь вопрос времени, когда баланс Атель Лорена будет разрушен.

В последние годы по Атель Лорену ходят слухи о действиях Дричи. На окраине городов около Драквальдского леса Империи рассказывают истории, о оживших кровожадных деревьях. А на краю Арденского леса Бретоннии, множество деревень были полностью вырезаны озлобленными духами леса. Для многих, эти события кажутся столь же выдуманными, сколько и случайными, но если это действительно дело рук Дричи и её служанок, несомненно, должна найтись более веская цель, нежели простая резня. Увы, даже Пророчица Найет не может увидеть к чему стремится Дрича, ведь всё, что с ней связано, покрыто пленой первобытного ужаса и моря крови.

Наэстра и Арахан, Сёстры Сумерек

Высоко в склонах Сосновых Утёсов, на уровне орлиных гнёзд, правят Сумерки. Здесь находятся шикарные залы Наэстры и Арахан, Сестёр Сумерек. Близнецы, отличающиеся как день от ночи не внешне, но внутренне. Наэстра чиста, словно звёздный свет, Арахан же яростна, словно необузданное пламя. Наэстра стремится сражаться, желая лишь предотвратить большие разрушения, Арахан же ищет боя ради своего удовольствия. Наэстра всегда осуждающе смотрит на действия своей сестры, хотя это лишь усиливает восторг Арахан. Несмотря на все эти различия, они неразлучны, никто никогда не видел одну, без сопровождения другой.

Впервые они появились во время добровольного изгнания Ариэль в мир смертных как её представители в великом совете. За исключением Королевы Магов, никто не знает о их истинном происхождении, хотя гуляет множество слухов, которые стремятся закрыть эту историческую дыру. Некоторые считают, что это расколотые половинки личности эльфийской девушки, поглощенной сплетением. Другие считают, что близнецы — это темные и светлые аспекты души Ариэль, проявившиеся как отделившиеся души. Несколько история рассказывают о том, что они настолько же божественны как Ариэль и Орион, ну а кто то считает, что они просто дочери Ариэль, и следовательно, принцессы Атель Лорена по кровному праву. В любом случае, азраи делают это, лишь из большой любви к ним, и ни для кого не секрет, что их прошлое не изменит их нынешнее положение.

Даже среди волшебного народа Атель Лорена, Сёстры Сумерек выделяются своим потусторонним духом и манерой. Любое оружие к которому они прикоснутся, становится частью их природы. Те которыми владела Наэстра, никогда не смогут быть использованы в целях намеренного разрушения и раздора, а те которые использовала Арахан, наносят повышенный ущерб существам с благородной душой. Вооруженные магическими орудиями, они шагают по тем тропам, которых остерегаются даже стражи пути. Поговаривают, что даже по Дремлющему Лесу они гуляют также, как по вечно залитым солнцем полянам Арранока.

Хоть они и склонны сражаться издалека, они не станут избегать рукопашной схватки, если этого потребует ситуация. Всё их вооружение создано Дайтом. Мастер-Кузнец обожает эту парочку, на манер доброго дядюшки потакая желаниям Наэстры, и так же безропотно исполняя заказы вспыльчивой Арахан. Никто кроме них, не даёт ему такие интересные и сложные заказы, и потому, каждый раз, он с улыбкой возвращается к огню в горниле.

Врагу лучше избегать столкновения с ними, конечно, если он не будет в полной уверенность, что убьет обоих сразу. Вред, нанесённый одной сестре, несущественен пока дышит вторая, древняя магия леса находит падшую сестру, и восстанавливает её в течении нескольких минут. Это распространяется, как на Наэстру, так и на Арахан, но всё же, именно последняя получает от этого большую выгоду за счет своего характера. К примеру можно привести случай, когда она исцелилась, находясь в чреве Горгона, и выпотрошила его изнутри, или случай, когда вампир-чародей обрушил на неё поток ужасающей черной магии, через которую она напролом побежала, обезглавив заклинателя, сама при этом, потеряв голову.

Именно моменты, когда Арахан умирает, делают Наэстру яростным и мстительным бойцом. Невозможно сказать точно, почему так происходит, возможно, в неё вливается дух Арахан, или быть может это инстинкт самосохранения? Кто знает, её ли второе тело может лежать убитым, а может это просто лютая ненависть родича, узревшего смерть своей родни. Какой бы ни была причина, для врага, последствия будут фатальны. Да, быть может, владение клинка у Наэстры не такой яростное как у Арахан, но точности ему не занимать. Действительно, бойня, которую устраивает озверевшая Наэстра, сопоставима лишь с теми самыми устойчивыми неодобрениями к своей сестре, но в любом случае, такие моменты игнорируют все азраи, включая даже саму Арахан, лишь иногда весело смеясь по этому поводу.

Сёстры редко сражаются на поле боя, вместо этого рассекая небеса на своём верном питомце. Быстрокрылый Гвиндалор — мудрый и уравновешанный союзник, что неудивительно, ведь он берет свое происхождения от Талина, Короля Орлов. Более того, он имеет свойство приводить сестёр туда, где их стрелы нанесут больший вред врагу. Кейтин-Хар же, самое теплокровное существо, которое можно сыскать во всём драконьем роде. Он бросает сестёр в самую гущу битвы, где их клинки нанесут смогут делать своё кровавое дело также, как и стрелы, выпущенные в упор.

И хотя, как это не печально, два этих существа питают неприязнь к друг другу. Гвиндалор считает, что дракон должен стать более рассудительным и угомонить свой пылкий нрав. Кейтин-Хар же в свою очередь считает орла через чур трусливым и излишне осторожным. И всё же, как бы они не ругали друг друга, они оба скованы узами дружбы с Наэстрой и Арахан. И хотя ни за что, они не умрут за друг друга, они готовы с радостью отдать свои жизни, ради защиты своих эльфийских подруг.

Снаряжение:

Коготь рассвета:

Лук Наэстры стреляет не смертельными снарядами, но стрелами благословлённого света, пронзающими броню и опаляющими плоть. Говорится, что души пожинаемы этим оружием, отдают свою энергию на уничтожение вреда, которое они нанесли союзникам стрелка.

 

 

Переведено с Армибука Лесных Эльфов 8-й редакции.

18 Ноя 2020 в 23:00 20 Ноя 2020 в 18:11 Lunara Ithil

Комментарии (66)

  • В очередной раз — респект за статью. В тему вышла.

  • Хм, я думал, у лэ побольше лл будет.

    • Lord Qub, ну, из очевидных еще Скарлок и Ариэль есть, но здесь они отсутствуют по причине небытия в 8ой редакции, чуть позже и их внесу.

    • Crixalis, Армибуки прежних редакций хитро запрятаны в глубинах интернета?

    • Primetime, 7ые еще можно найти, а вот те, что пораньше уже проблематично, тут еще суть в том, что нужны именно оригиналы, так как, если брать инфу с чужого перевода, могут возникнуть проблемы с авторскими правами.

  • Я тут девчулю одну вспомнил, попадалась мне в паре книг. Найет Пророчица. Она еще вроде у
    Mixu в мод-паке была. О ней в лоре официально вообще есть что-нибудь?

    • Eastellios, да, конечно, еще раз повторю, пока что это просто переводы армибуков 8ых редакций, со временем обновлять их буду и вносить тех, кто в 8ую не попал, вот Найет к примеру.

    • Eastellios,

      О ней в лоре официально вообще есть что-нибудь?

      Она даже в этой статье упоминается

      Увы, даже Пророчица Найет не может увидеть к чему стремится Дрича, ведь всё, что с ней связано, покрыто пленой первобытного ужаса и моря крови.

  • Это получается, что Лесные типа круче Высших? Я всегда думал, что они не блещут умом и более отсталые, а оно вон как.
    Про каждый юнит так пафосно написано, даже непонятно, как например, бедным гномам можно зачистить всю эту деревянную заразу :). Куда ни ткни, каждый эльф супергерой…

    • Имперский Бронепоезд,
      Как не странно, но Высшие слишком погружены в свои интрижки и менее зациклены на войне, нежели лесные, которые можно сказать только и живут, что войной и выживанием. А вот насчет развитости, у
      Высших эльфов развита система образования, если так можно выразиться, а у Лесных эльфов прямой контакт с древнейшими существами мира, лесными духами, которые знают поболе Высших эльфов.

    • Crixalis, насчет интрижек у лесных кстати неясно прописано здесь. Много заливается про их невероятную верность лесу, а потом вскользь про интриги домов при выборе нового воплощения Ориона. Таки непонятно, много интриг у лесных или нет. Либо же у них просто много отрядов фанатиков разного сорта, всяких стражей, танцоров и т. д. А все кто в число этих фанатиков не входят — все тоже интриганы?

    • Имперский Бронепоезд, ну скажем так, их интрижки не подставят лес или других лесных эльфов опасности извне. А вот к примеру Высшие Эльфы не погнушатся на конкурента натравить убийц или даже слить информацию врагам, собственно одна из таких «интрижек» и развязала гражданскую войну и расколола эльфов сначала на Высших и Тёмных, а потом ещё и Лесных.


      если проще говорить, то лесные эльфы не ставят себя выше леса, а вот высшие ставят себя выше всего мира.

    • Crixalis, в целом ясно, спасибо

    • Имперский Бронепоезд, Самые крутые в этом мире только хаоситы, ибо КВ. А так, никто из них не лучше и не хуже, они просто разные. Их можно по мелочам сравнивать, а глобально нет.

  • Итак, раз мы тут все на финишной прямой, ваши последние вангования на тему лл лэ.)

    • Lord Qub,
      тизер был в такой, затемненноё местности, что может намекать либо на Аралота, либо на сестёр

    • Crixalis, ну хз, так-то все эльфийские леса темные достаточно. Может вообще Скарлок, ибо в бревне стрела торчала, а он там единственный лучник

  • Здравствуйте, я тут новенький.
    А что темнюки тоже вымирают? Не встречал упоминаний об этом в лоре.


    Похоже, будущее у лесников не такое радужное, мир будет длиться ровно до тех пор пока у дуртху совсем не поедет крыша.


    Спасибо за статью, грикалис.

    • Мордаун, скорее подразумевается не прям вымирание, а сокращение популяции, медленное, но стабильное.
      насчет мира у ЛЭ, по факту да, если Дуртху скажет, мол всё «гасим захватчиков», то начнётся война.

      Спасибо за статью, грикалис.

      надеюсь ты просто прочитал мой ник неправильно а не троллиш…

    • Crixalis, А правильно Крисализ?

  • Круто! Спасибо.

  • Стражи пути, третий абзац, третье предложение. В начале очепятка.


    На фоне таких описаний армибук Империи 8-й редакции довольно скудный.

  • Здесь конечно не разглядишь всей прелести Арахан, но вот, я помогу вам


    Развернуть изображение
    https://i.imgur.com/70YhAk6.png


  • Джокер бы от зависти удавился.

  • Отрывок из истории Аралота настолько комичный, что можно было бы короткометражку заснять.

    • Primetime, ага, есть такое, но я все понять не могу, какая богиня его тогда навестила. Явно не Иша, у нее муж не Творец, а Охотник

    • Lord Qub, Лилеат, она жена Асуриана
      Богиня снов и удачи


      на самом деле хотел об этом сноску сделать в его описании, но почему то подзабил

    • Crixalis, лучше бы его вместо дричи выкатили. Более рофельного персонажа у лэ не найти)

    • Lord Qub, он бы вместо сестёр зашел лучше, если судить по описанию дополнения(конкретно о событиях)

    • Crixalis, как защитник Ариэль то? Да, он бы был в тему. Но, походу, креативы решили поэкспериментировать с двойным героем из двух моделек

    • не знаю уж чем, но этот рофельный песонаж офигеть как напомнил Феликса

    • aracnophobia, хз почему он рофельный, мне история понравилась его

    • Crixalis, трус и алконафт что стал хребрым героем. Чем не рофл уровня комиссара Каина?)

    • Lord Qub, а он переспал с инквизитором?

    • Pornotraktor, выше, с богиней! (просто богиня ему об этом еще не рассказала)

  • Беднягу изнасиловали, потом еще и память стерли.
    А вообще сестренки как то экзотичней смотрятся, чем наша жертва.

    • Мордаун, вот и ходи в лес после этого…

    • Pornotraktor, зато героем стал сразу) компенсация, так сказать) а вообще у него дочь то в итоге родилась? Или кв все слил благополучно?

    • Lord Qub, появилась, а в кв он , Лилеат и их дочь телепортировались в другой мир

    • Vokasug, ну, чего тут скажешь… Невольно понравится богине до такой степени, что она тебя изнасилует, а потом в другой мир заберет — це тоже очень мощный скил)

  • Блин, я бы к этому парню на курсы записался.
    А что он делал после переноса в другой мир? Кому нибудь прописал звиздюлей?


    Дрича навела меня на мысли.
    А много вообще в вахе разумных деревьев? Они везде живут или только в авелорне? Как они самовоспроизводятся? Их много? Я слышал есть какие то подвиды дриад из разных деревьев.
    Было бы интересно послушать.

    • Мордаун, это лесные духи (можно их представить как менее материальных демонов в каком-то роде). Эти духи вселяются в дерево(обычное растение) и видоизменяют его. Таким образом, древесина становится их телом.

      Живут в Атель Лорене и небольших анклавах ЛЭ по всему миру, их существование связано с корнями мира. Великий Дуб подпитывает их существование.

  • А что всё-таки за дочь у Аралота? Что за вдохновительница и спасительница?

  • Что есть великий Дуб? О нем на инглише катастрофически мало инфы, и тут фиг разберёшь, а на русском просто нет.

    • Primetime, о нём конкретной объёмной инфы на поверхности нет, по крайней мере в армибуке я ничего о нём не нашел, возможно в каких то книгах расписано, но я не фанат ЛЭ, особо ничего не могу из них процитировать, как например было в такой статье по ТЭ

  • ————— Перенесено из темы Total War: Warhammer — Лесные эльфы — армия —————

    У кого есть инфа про Грифоний лес и Ведьмин лес(Бересклет в Наггароте)? Не встречал в беке про них инфу(но наверное есть).

    • Kai Lancer, все что я знаю о тех лесах что будут кроме Атель Лорена, это то что там Скарлок основывал поселения азраев.

    • Kai Lancer, а так это самые обычные леса. Грифонов лес не особо обжит, но там полно руин деревенек и даже городов. Ещё туда сбежали некоторые кислевиты во время одной из войн с Хаосом. И на этом все. С Ведьминым лесом в плане инфы все ещё хуже. Её вообще не нашел.

  • ————— Перенесено из темы Total War: Warhammer — Лесные эльфы — армия —————

    Вообще в беке нет упоминаний про леса в наггаронде. А рядом с кислевом действительно есть тот самый лес, где сейчас обитает пышногрудая доска. Ушастые из этого леса пару раз помогали кислевитам.

    • Мордаун, в наггароте лесов более чем достаточно


      , по названиям перечислить я конечно не смогу, но как факт, множество племён отари там живут.

    • Мордаун, в Кислеве действительно есть община ЛЭ, вот только тот ли это самый Грифонов лес? Вопрос спорный, ведь по лору этот лес южнее Бекхафена, тогда как ЛЭ помогающие кислевитам явно живут непосредственно на территории Кислева.

    • Drakshaal, не, это другой. Вообще дрича не с эльфами живет, поэтому вполне лорно что она с бешеным зверьем из имперского леса атакует людишек и вампиров.

    • Lunara Ithil, а кто такие оттари?
      Мда, я забыл, что в тех лесах как то помещаются орки, зверолюди, темные эльфы-тени, сбежавшие от тех же эльфов рабы.
      Дак почему бы еще лес эльфам там не жить?


      Kai Lancer, согласен.

    • Мордаун, отари — тёмные эльфы тени. Особое племя живущее по хардкору даже по меркам ТЭ.

    • Drakshaal, не, отари — это название всех теней на друкире(языке тэ)


      , а племен там ух…

    • Kai Lancer, вполне. Вот только как бы игра за неё вместо геноцида остроухих не превратилась бы в войну с вампирами. А то больно скверна неприятная.

    • Drakshaal, Мордаун, вот, сфоткал глоссарий с книги

      Развернуть изображение
      https://i.imgur.com/VQQsYUW.png

    • Drakshaal, скорее всего, так и будет. Или это будет война с империей.

    • Мордаун, а там ещё 7 лесов. Один рядом со скавенами и вампиратами, другой рядом с Культом Удовольствий и скавенами. И так далее. Чую, за Дричу придётся делать геноцид не только Лесным эльфам, но и вообще всем, кто под руку попадётся.

    • Drakshaal, а потом она еще будет единохарьно выносить архаона.

    • Мордаун, ну, это положим не достижение) За мои почти 2k часов во вторую ваху Архаона хотя бы по разу выносили все, кто мог.
      П.С. Когда его вынесла Аранеса и вампираты, я даже не знал мне плакать или смеяться

  • Классная статья, мне по нраву

Добавить комментарий