Warhammer Форум Новости Видео Посты Стримы

Total War: Warhammer — Monstrous Arcanum

В этом разделе собраны самые различные чудища с просторов мира Warmammer Fantasy, с которыми только может свести судьба неудачливого путешественника или смелого воина.

Воплощенный элементаль Огня

Ветер Акши — один из самых опасных среди всех ветров магии. В своем пылающем жаре, он всепоглощяющ и неуемно голоден. Все это приводит к тому, что из него рождается Огненный элементаль,  имеющий ужасно-гневную и в тоже время яростно-непостоянную сущность, сравнимую по мощи с любым Демоном.

Проявляясь из колоссальных костров, заженных теми, кто раздул сухой Акши, Воплощенный Элементаль вздымается над полем брани — тощая ужасающая форма, обжигающая всех, кто осмелится подойти достаточно близко. Немногие способны устоять пред этой яростной огненной бурей, плавящей доспехи и артиллерийские снаряды. Раскаленные докрасна осколки металла прорезают, как воздух, так и плоть, стоящих рядом. В Имперских сказках, таких как, «Обугленные», «Черный Жнец» и «Джек О’Синдерс», эти истории рассказывают о гневе волшебников Огненной Коллегии во время братоубийственных войн, опрокинувших Империю на века в прошлое. Эти колдовские сущности использовались для бессмысленного уничтожения деревень, провоцировавшего какую-либо Имперскую фракцию, превращая плодородные поля в выжженные пустоши. Упоминания этих громоздких чудовищ есть и в Серых Горах, раскинувшихся на гордой земле, именуемой Бретонния. Тамошние крестьяне рассказывают легенду о этих пылающих существах, вызванных загадочным колдуном и отбивших целую орду немертвых кошмаров, терзающих земли после гибели местного лорда.

Воплощенный элементаль Зверя

Вызванный сквозь дикость и секретные ритуалы известные лишь нескольким людям, не входящим в Янтарную Коллегию Империи и Ревущим шаманам любого племени Козлоногих — Воплощенный элементаль Зверя, также известный как «Окровавленная тварь», «Рогатый человек» или «Безликий охотник».

Возвышающаяся полу-человеческая фигура, сочетающая в себе неуемный и беспощадный  голод и объемлющая в себе духи бесчисленных лесных хищников, голодных и жестоких. Его кошмарный силуэт прыгает и скачет сквозь густейшие леса и бесплодные болота, безжалостно загоняя свою добычу. Сваля на землю он забивает и раздирает свою жертву в оргии необъяснимой кровожадности, повергая врагов в пучину ужаса и страха.

Мастера потерянных знаний о ветре Гхур вершат кровавые ритуалы перед идолом из звериных черепов и шкур. Взывающие к силе «Безликого охотника» заплатят невыносимую цену за свои действия. Но эти ужасные нужды бессчетных дней войны, заставляющие волшебников обращаться к жажде возмездия и разрушения, лишь усиливают Воплощенного элементаля позволяя ему разорвать и сломить любую добычу, указанную хозяином.

Осадный гигант Хаоса

Гиганты могущественны, но тупы и недалеки. Одних лишь силы и громоздкости достаточно для того, чтобы сеять хаос и непоправимый ущерб, просто пройдя мимо чего-либо. Их аппетит к мясу и выпивке легендарен, возможно это является одной из причин их ярости в бою. Один гигант способен опустошить и уничтожить деревню, не прикладывая усилий, а если привести его в бой, то он не чувствуя никаких трудностей сокрушит вражескую пехоту и закованную в броню кавалерию. Гномы Хаоса сразу приметили силу и военный потенциал гигантов. Результатом стало долгое вынашивание идеи, с помощью колдовства подчинить, поработить или подкупить этих коллосов, с целью «доработать» и «улучшить» их до состояния живого оружия.

Самым распространенным результатом подобных модификаций стал Осадный Гигант Хаоса, изуродованное полу-безумное существо, чье тело было защищено от атак многочисленными пластинами тяжелого железа и бронзовых деталей. Конечный результат — это высокое, полу-металлическое существо, даже более крупное и сильное, чем прежде, но теперь еще и непроницаемое для стрел и выстрелов. Вооружен он огромными лезвиями-крюками, стальные кирки имплантированы прямо в руки гиганта, для того, чтобы сокрушать укрепления и убивать чудовищ, превосходящих размером. Некоторые из них оснащены дополнительными крюками и цепями, позволяющими использовать тушу мертвых существ как платформу для масштабирования. У самых несчастных, пылающие руны Хашута въелись сквозь доспехи в плоть, поднимая дикость и безумство этих тварей до непостижимых высот.

Желчный тролль Хаоса

Тролли — отвратительные уродливые создания. Великое множество подвидов и мутаций этих тварей можно найти по всему свету. Возможно, гнуснейшие из них — Желчные. Проклятые страдающие  от голода, который они никогда не смогут утолить. Живя в вечной агонии, в отличии от множества внуков Дедушки Нургла, они будут страдая, служить Темным Богам. И хотя их способность к заживлению слабее, чем у их родичей(перегружена, также как и их жизнь — страданиями), их ядовитые прикосновения способны разъесть живую плоть за считанные секунды.

Древние знания племен Кул хранят историю о этих существах и их предводителе Рааке Камнедробителе. Уродец наделенный необычным для своего рода интеллектом и чревоугодием, который в древние дни, до сотворения Великого Бастиона Катая на востоке, объединил многих из своего чудовищного рода в большую орду. Он бросил вызов Чемпионам Хаоса лично, ради благословения Богов Севера. Раак и его сородичи потолстели и стали ждать сражения. Они ждали до тех пор, пока на равнину Выжженной Кости не явилось обширное войско Гулваса Отпрыска Гнили, любимого сына Отца Нургла. Спустя несколько дней битвы, Раак одержал вверх. Поддавшись своему голоду, победители сожрали губительную плоть павших северян. Зараженные останки вращались и корчились в их желудках и кишках. Они приняли в себя все возможные болезни и заразы Отца Ворон. Тролли не могли исцелить себя полностью, но и умереть они также не могли. Так Владыка Заразы отомстил Камнедробителю и его роду за гибель своего любимца. Проклятые создания, навеки обрекли себя на страдания и агонию, сопровождаемые всепоглощающим смехом Повелителя Мух.

Карминный дракон

Карминные драконы известные по темным легендам, таинственные и редкие звери даже среди своих легендарных родичей. Они родились, как говорится в загадочных преданиях, когда в драконье логово попал  Шайш, Аметистовый Ветер Смерти, который объединился с прексной и великой драконьей душой. Они зовутся карминными за их таинственную блестящую чешую, гибкую как грех, и тверже, чем сталь, которая сравнима по цвету с самыми глубокими рубинами когда они молоды, с возрастом она начинает отдавать пурпуром, пока не станет почти полностью черной. Карминные драконы злые, умные и смертельно опасные существа, являющиеся аспектом смерти во многих культурах, Гномы всегда считают его появлением, предзнаменованием невыносимого горя и ужасных бед. Они устраивают свои логова преимущественно в темных болтах, древних полях брани и руинах разрушенных городов — везде, где смерть оставила свой отпечаток горести и эхо разрушения. Духи мертвых питают силу Карминных драконов, вечно перешептываясь во тьме.

Гнев этих драконов воистину ужасен и разрушителен, очень редко они объединяются с кем-либо, не говоря уж о том, чтобы быть оседланными. Они творят свои собственные темные замыслы лишь для себя известных, ужасающих предзнаменований.

Болотный дракон

Болотные драконы — огромные, вонючие, первобытные кошмары. К счастью, они малочисленны и придерживаются жизни в  проклятых местах, известных как Холодные болота, находящиеся под сверкающими небесами бескрайнего севера. Эти громоздкие выродки почти полностью лишены рассудка, жестоки и почти неубиваемы. Они имеют мрачную репутацию в легендах из Северных пустошей, рассказывающих о их внешности и неудержимой силе. Но про правде, эти твари куда ближе к неуклюжим зверям Люстрии, чем к древнему и гордому драконьему роду.

Сила болотных драконов чудовищна, как и их аппетит. Их поганое дыхание разъедает плоть вместе с доспехами за считанные мгновения. Вместо обычного пожирания или задирания своих жертв, этот болотный хищник старается пронзить их своим длинным и острым языком, чтобы потом отправить добычу в свою бездонную пасть.

Пламерожденный К’Даи

Гномы Хаоса эгоистичные, враждебные и параноидальные существа, поклоняющиеся своему Богу, Отцу Тьмы — Хашуту. Желания их колдунов и демонических кузнецов стремятся к силе и господству, их оружие и воины, отражают эти проклятые мечты. К’Даи Жарр — отпрыски огня, в котором были рождены. Заместо обычного призыва сущностей Губительных Сил, Дави-Жарр уже давно пытаются подчинить, призванных ими существ в оружие, доспехи и машины, таким образом подчиняя и изменяя их по прихотям колдуна. С К’Даи они старались сделать нечто иное, сотворить новые формы жизни, полу-демонов, наполовину магмовое пламя из недр земли, порожденные в пылающей крови жертв, преподнесенных Отцу Тьмы, закованных в металлические доспехи покрытые ужасающими рунами.

Высшие жреца Хашута преуспели в работе с К’Даи и поняли, что эту существа практически неуправляемы, а потому стараются использовать их только в битвах, где они пылают невероятно яростно и ярко, но не долго. Только величайшие из пророков способны контролировать этих чудовищ из металла и пламени, но даже так, этот процесс невероятно труден. К’Даи используются так редко, что являются, «живыми легендами». Они принимают самые извращеннейшие и ужаснейшие формы на которые только способно темное ремесло Гномов Жарр-Наггрунда, которых погубило могущество, способное вопло

тить их мрачные грезы.

Уничтожитель К’Даи

Намного больше, чем К’даи Огнерожденные, созданные как ударные войска, Разрушители К’даи являются массивными конструкциями, созда

нными в виде могучих воителей или металлических зверей, таких как, огромные чудовищные быки и других ужасных существ, пробуждаемых массовыми кровавыми ритуалами. Верховные

жрецы Хашута очень преуспели в создании Разрушителей К’даи. Так как они почти безумные стихийные силы разрушения, и их нужно держать в узде, как кузнец оставляет лучший металл, для лучшего изделия, пока они не потребуются в битве, где они будут гореть ярко и пылко, но недолго.

Таурус

Темные земли — это царство страха, убежище и место рождения для всевозможных монстров и чудовищ, но Гномы Хаоса не жажду отыскать никого больше, чем Великих Тельцов вулканических вершин. Некоторые утверждают, что Великий Телец не столько зверь, сколько проявление неутомимой ярости и смертельной жестокости самих Темных Земель. Для гномов Хаоса их сходство по форме и расплавленной ярости с символами их ужасного бога, Хашута, Отца Тьмы, не является «просто совпадением».

В мире нет одинаковых Таурусов, а самые могущественные из них — чудовищные звери, которые могут умереть, лишь от невероятного насилия. Все они являются подобием огромного крылато-демонического быка, чья плоть горит словно живая печь, способная, увлечь дымом и сжечь почву под его копытами. Стрелы и клинки, истлевают словно угольки, при контакте с его тушей. Для многих «просвещенных» в таких вещах, пылающий гнев Демонического Тельца  — не более чем миф, поскольку, поддерживаемые огнем Темных земель, они редко удаляются от своих «гнезд». Но жителям Темных Земель виднее. Они страшатся истлевающих пеплом силуэтов, кружащих по небу. Падение Великого Тельца на врага, подобно комете — это натиск, которому не сможет противостоять ни одна сметная форма жизни.

Никто, кроме высших слуг Хашута и самых могущественных волшебников пламени, не может даже надеяться одолеть этих адских тварей. Инфернальные конюшни багряных и бронзовых Тельцов под великим храмом Жарр-Наггрунда, подпаляются жертвенным огнем, горящим днем и ночью, лишь бы умилостивить священных зверей содержащихся там.

Быкокентавр

Искажённые и злобные существа, быкокентавры гномов хаоса, как следует из их названия, представляют собой искажённую смесь гномов хаоса и свирепого быка в обличии, неестественного слияния которое создало неуклюжих, чудовищных зверей, намного больше, чем они оба, и движимых каннибальскими аппетитами. Много веков назад, во время пришествия хаоса, часть тех, кто пережили натиск подверглись ужасающим мутациям, их упрямое гномье сопротивление искажающей порче было вконец подавленно той ужасной энергией, которой они подверглись, так и родились первые быкокентавры. Они пришли служить своим сородичам в качестве ударных войск и храмовой стражей, и им была доверена защита священных храмов Хашута, поскольку они больше, чем кто-либо другой, были искажены в наиболее близкое подобие образа Отца Тьмы. В каждом последующем поколении гномов Хаоса рождалась горстка новых «благословенных» родственников (обычно после смерти их несчастных матерей) и таких детей немедленно отдавали колдунам, чтобы они служили им в свою очередь. Однако этого числа оказалось недостаточно, и изобретательное жречество Хашута использовали свои тёмные искусства, чтобы создать ещё больше, вмешиваясь в своё потомство, используя ужасающую магию, и даже сплавляя их в каркасы из металла и осквернённой демонами плоти, чтобы пополнить ряды их храмовых стражей.
Помимо того, что быкокентавры служат стражами храмов, им также доверяют опасные задания их хозяева, которые безоговорочно доверяют им. Это неуклюжие, дикие существа, чья сила и выносливость намного превосходят силу и выносливость гномов Хаоса, и благодаря своим странным формам они намного быстрее в бою. С возрастом их плоть затвердевает и деформируется почти до консистенции живого металла, и вместо того, чтобы исцелять раны естественным путём, они вынуждены полагаться на своих хозяев колдунов, чтобы залечивать раны припарками из расплавленной ртути, стальными швами и медными лубками. Хотя они столь же проницательны и умны, как и их собратья гномы хаоса, и всецело преданы поклонению Хашуту, своему отцу тьмы, они ещё быстрее впадают в гнев и часто бывают поглощены Великой жаждой плоти. Большое количество жертвоприношений рабов, предназначенных для храмов Хашута, будет фактически разорвано на части, конечности за конечностями на священных праздниках быкокентавров, так как в то время как мясо рабов является обычной пищей для гномов Хаоса, быкокентавры предпочитают свою пищу ещё живой и кричащей.

Сквиг Колосс

Странные, невероятные и совершенно безумные существа, известные как сквиги — это странные полу-грибы, полу-звери, которые живут и размножаются в симбиозе с зеленокожими, жестоким и воинственным народом, который сочетает в себе орков и гоблинов. В горных районах мира, племена ночных гоблинов, особенно искусны в выращивании этих мерзких монстров, держа их глубоко в пещерах и туннелях, в которых избегающие света гоблины устраивают свои логова. Сквиги варьируются по размеру от маленьких существ размером с кошку до зверских охотничьих сквигов и больших пещерных сквигов, которых ночные гоблины используют в качестве опасных и неукротимых боевых зверей, но ни один из них не соответствует размеру гигантских сквигов, которые, как говорят, обитают в глубинах серых гор. Эти сферические монстры имеют ошеломляющие размеры и обладают ненасытным аппетитом, а также невероятно большой мясистой пастью, усеянной рядами острых зубов.

Этими тварями почти невозможно управлять, не говоря уже о том, чтобы приручить, и Шаман ночных гоблинов должен прибегать к жертвенному мясу (часто живому и несчастному гоблину из их племени), чтобы сделать их немного податливей, или чрезвычайно мощным заклинаниям, достаточно могущественным, чтобы преодолеть едва осознанные инстинкты, которые толкают этих монстров на такую жажду и жестокость.

Воплощенный элементаль Смерти

Во времена, когда собираются бури магии, есть волшебники, которые осмеливаются призвать самую ужасную и разрушительную сущность одного из великих ветров магии и привязать ее к форме духов-созданий, выкованных из магической силы. Лишь немногие из этих кошмарных существ внушают такой же страх, как воплощение аметистового ветра магии, Шайша, Элементаля смерти. Те, кто призывает воплощенного Элементаля смерти, рискуют навлечь на себя собственную безвременную кончину, ибо призвать такое страшное существо — значит пригласить к себе саму смерть. Пугающе тихий, если не считать шепот Могилы, который следует за ним по пятам, воплощенный Элементаль смерти — это кошмарное создание, две драконьи головы с одним извивающимся змееподобным телом, привязанным к царству смертных силой, заключенной в редком скромном куранте. Эти песочные часы, по легенде, содержащие пыль из костей короля, служат мощным магическим артефактом, и только он способен сдержать напряженную силу такого неестественного существа. Говорят, что каждый, кто посмотрит в очи воплощенного Элементаля смерти, увидит свою собственную гибель, но если глаза живого существа оказались так близко, то оно, несомненно, уже обречено. Поднявшись на своем извивающемся, извилистом теле, воплощенный Элементаль ударит по нему со скоростью, от которой мало кто может убежать, либо сокрушит своих врагов под кольцами своих извивающихся тел, либо разорвет их на части двумя парами чудовищных челюстей.

Василиск

Василиски, обитающие в самых опасных регионах мира, от кровавых гор неизвестных южных земель, до вершин гор, окружающих империю, настолько враждебны природе, что отравляют саму землю, по которой ступают. Они представляют собой живую хворь, которая может быстро превратить территорию в разоренную пустошь, уничтожая посевы и убивая скот ядом, который пропитывает их тело и душу. Несмотря на свою мощь, василиски представляют собой скрытных тварей, предпочитая прятаться в лесах и холмах, позволяя своему ядовитому присутствию отравлять свою добычу издалека, прежде чем появиться. Их огромные тела покрыты яркой чешуей, от перепончатых плавников на голове до кончика длинного хвоста, это заранее предупреждает о их ядовитой природе. Они рыщут на восьми   лапах так быстро, что могут догнать и убить даже самую быструю добычу. В густой местности они полагаются на свою ядовитую ауру, чтобы очистить листву, которая в противном случае могла бы помешать их атаке, в то время как их длинные когти добивают добычу, ослабленную ядом, который они испускают. Яд настолько силен, что он проникает в само существо василиска, так что когда охотники загонят его в угол, он уничтожит лезвия, направленные против него. Самое мощное оружие в арсенале Василиска — это его смертоносный взгляд. Известный в фольклоре всего Старого Света своей смертоносной природой, болезненно-бледные глаза Василиска способны фокусировать разрушительный потенциал своей ядовитой души, иссушая свою жертву, пока ее кожа и плоть не развалятся. Именно репутация взгляда Василиска гарантирует, что, когда великие бури магии обрушатся на землю и связующие свитки вновь обретут силу, многие волшебники с нетерпением будут стремиться призвать их и обрушить на врага.

Пасть Ужаса

Обитая в болотах отравленной грязи и ила, которые простираются через обширные области Пустошей Хаоса, Пасти Ужаса — одно из самых отвратительных существ, появившееся в этих осквернённых землях. Первый признак этих отвратительных тварей — зловещее урчание из-под земли, когда ужасные пасти скрежещут и прогрызают себе путь сквозь землю, быстро сопровождаемые извержением грязи и зловонием гнилой слизи, в тот момент, когда их разинутые пасти вырываются наружу. С их круглыми челюстями, усеянными рядами серповидных зубов и блестящими усиками, Пасти Ужаса могут схватить и сожрать полностью бронированного человека за считанные секунды. Часто добычу меньше себя, они проглатывают целиком, чтобы медленно переваривать их в своих сильно раздутых животах — их кишечник достаточно податлив, чтобы жертвы могли видеть борьбу своих товарищей. Даже самые крупные существа станут добычей Пастей Ужаса. Вырываясь из-под земли и цепляясь своими крючковатыми зубами, они могут прорваться внутрь самого большого зверя, потроша его изнутри и быстро поедая его разорванную тушу. Мало кто может забыть вид могучего дракона или химеры, ревущей от боли, когда их едят живьём, с торчащим из ран извилистым хвостом.

Мало найдётся существ столь же ужасных, как Пасть Ужаса, их солодовая серая плоть пронизана пульсирующими венами нездорового оттенка, задыхается от разложения и гниения, а также покрыта открытыми ранами, отрубленными конечностями и мутациями. Вся длина, их тела, растянувшаяся на много ярдов, покрыта отвратительным слоем ядовитой слизи, и любой воин, достаточно храбрый, чтобы напасть на них, увязнет оружием и конечностями в мерзкой субстанции. Так, как это существо из Центра северных Пустошей, подверженное заразе хаоса, не найдётся двух одинаковых Пастей Ужаса, и многие будут обладать другими, возможно, более пугающими мутациями.

Некротворный Колосс

Зловещее искусство некромантии привело множество болезных созданий в этот мир — от почти безмозглых зомби (оживлённые человеческие трупов) до кошмарных и безумных существ, слияния мёртвой плоти и механизма, приведённых к нечестивой жизни, чтобы служить некромантам в их грязных целях. Одним из самых необычных и страшных из них является Nexrofexus Inculaba Macros, упомянутый в проклятой красной книге Ван Хеля и более широко известный в тайных знаниях как Некротворный Колосс.

Эти творения есть величайшая работа тёмного икусства некроманта, намного превосходящая способности играющихся с трупами самоучек из захолустья и подобострастных чародеев вампирских кровей. Вместо этого только те некроманты исключительной силы и видения, такие как величайшие отпрыски Некрархов и печально известные мастера некромантии, такие как Сорн Гулскин и сам легендарный Ван Хель, способны создавать их. Эти колоссы различаются по размеру и строению, но всегда сохраняют одну и ту же основную форму чудовищного гуманоидного тела, похожего на великана, вылепленного на каркасе из дерева, железа или кости, к которому прикреплена плоть и мускулы умерших, а также десятки, а иногда и сотни трупов, использованных при его создании. Их ужасные тела, сшитые трупами и запечатанные в человеческом жире, остаются безголовыми в течение долгих часов темных и ужасных ритуалов, необходимых для их подготовки, и когда приходит время вдохнуть нечестивую жизнь в их формы, в похожую на рану шею обезглавленного монстра, живых людей хлещут и сшивают с помощью нечестивой хирургии. Сильна должна быть душа этих живых жертв, ибо только с помощью одной жизненной силы можно контролировать некромантическую магию, необходимую для оживления этих мерзостей, и если душа головы погибнет, все творение будет разорвано ненавистной нежитью, которая составляет его ткань в саморазрушительном безумии. Но если эти темные и богохульные ритуалы окажутся успешными, Некромант создаст поистине ужасающее чудовище, гиганта из неживой плоти, который не боится ни боли, ни увечий, ходячий вихрь смертельной энергии, вокруг которого воют души проклятых и против которого не может устоять ни один смертный.

В истории Старого Света создание Некротворных колоссов, к счастью, было редкостью, но после их ужасного следа возникло множество мрачных историй, от ужасного «виселного-гиганта» из Богенхафена до «Смертоносца» Сорна Гулскина, который, возможно, создал самого большого Некротворного колосса из обломков «железные оковы», огромного галеаса, использовавшегося как плавучая тюрьма; после того как он затонул в ужасном шторме, который он вызвал, и сочленял его с телами утопленников. Возможно, самый широко известный пример Некротворного колосса в последнее время принадлежал мстительной Инфанте Леаноре Наврре, ныне известной в фольклоре как «Дочь Тьмы», которая, будучи изгнанной и преследуемой дворянами Эсталии за её ужасные преступления, осмелилась связать себя внутри Некротворного колосса и опустошала свои прежние владения более века, словно демон из ночи.

Кошмарный выводок

Когда укротители клана творцов порождают стаю гигантских крыс, иногда, одна из них, жестоко пожирает остальной выводок, толстея и раздуваясь как в силе, так и в дикости. Искривлённые формы её сородичей все ещё видны, когда они корчатся и царапают свою мясную «тюрьму». Так называемый «кошмарный выводок» высоко ценится мастероми-творцами, ими обмениваются с другими богатыми кланами скавенов на тысячи варп-монет, для использования в качестве боевого скакуна, особенно его жаждат могущественные или хвастливые, воеводы крысолюдов. В иных случаях, они побуждаются к битве, чтобы сокрушать врага своими когтистыми конечностями, кусая и терзая все, что попадает в предел досягаемостиих бритвенно-острых челюстей.

Возвышенный Повелитель крыс

Повелители крыс — это архидемоны Рогатой Крысы, они воплощают в себе все мерзкое и жестокое в этой отвратительно расе крысолюдов. Могучие и злобные одновременно, хитрые и дикие, они — порождения ползучего разложения и молниеносной ярости, они — воплощенная гибель. Огромные, но ловкие, Повелители крыс — ужасные существа, в которых можно увидеть нечто среднее между чумной крысой, человеком и демоническим зверем. Нет двух совершенно одинаковых, но каждый отмечен знаками отличия и могущества в службе Рогатой Крысе, олицетворяющимися большими спиральными рогами, венчающими их головы, и чёрными горящими клинками и глефами, зажатыми в их руках.

Даже низшие из их рода — существа великой силы, злобного ума и неимоверной злобы. Для того, чтобы быть призванным в мир смертных — нужно свершить ужасное дело, которое ни один Серый Провидец не начинает с лёгкостью и бесстрашием, ибо Повелитель крыс — это не грубый зверь, которым можно управлять, а существо со своими собственными планами, более мудрое и коварное, чем любой живущий Скавен. Но даже в рядах таких невероятно могущественных существ есть те, чьё тёмное могущество превосходит силу их собратьев, эти так называемые Возвышенные Повелители крыс могут быть призваны через завесу реальностей только во времена Великой резни, страданий и смерти, когда ветры магии воют в ужасающей буре. Даже более опасные и несговорчивые, чем их кошмарные сородичи, они требуют не простых жертвоприношений или падали на поле боя, как им полагается, а разрушения целых городов и разорения народов.

Скорбный Упырь

Скорбные упыри — ужасные, потусторонние существа, обитающие в мрачных и нелюдимых уголках Старого Света. Они не являются ни живыми, ни мертвыми существами.  Эти твари вечно чувствуют  голод и олицетворяют саму суть злобы. От холодных пустошей Норски до высоких вершин Серых Гор рассказывают страшные истории сгрудившись вокруг костров о тех, кто погиб в мглисто- убийственном холоде горной зимы, обезумев от голода и боли, настолько, чтобы пожирать своих собственных товарищей и бывших друзей ради пропитания и тепла их быстро текущей крови. Для этих проклятых душ никогда не будет ни милосердия, ни спасения, и даже ужасы, которым предаются эти чудовища, никогда не спасут их. Когда смерть настигает некоторых из них, их отчаяние и злоба так сильны, что они остаются после их смерти, самые разрушительные и коварные ветры магии тянутся, чтобы обвиться вокруг их душ и извратить их. Затем, их трупы деформируются и скручиваются до нечеловеческих размеров, и они становятся ни призраком, ни нежитью, ужасающей насмешкой над жизнью, чудовищной, тонкой, как бритва, тенью холодной мертвой плоти и обмороженных треснувших костей, с зияющей пастью игольчатых зубов и пещеристым животом, который свисает, словно ужасная рана. Скорбные упыри обречены на вечность ненасытного голода и ужасной изоляции, обреченные бродить по, холодным пустошам, охотясь на все, что они бы встретили, будь то путешественник, охотник или другой монстр. Вскоре, они вошли в легенды Людей, Орков и Зверолюдов, как ужас, который нужно всегда избегать. Только в самые суровые зимы, когда снег обрушивается с горы,  сокрушительной холодной смертью, на низменности, Скорбные упыри смогут спуститься, дабы полакомиться деревнями и поселениями. Сколько бы они ни терзали и ни пожирали своих жертв, они никогда не смогут познать облегчения от безумного голода внутри себя, и лишь огонь способен защитить несчастных от них.

Такова мрачная репутация Скорбных упырей. Благородные рыцари цивилизованных земель, и могущественные чемпионы Хаоса ищут их, чтобы сокрушить ради славы, но мало кому это удаётся, и многие некроманты, которые пытались поработить их, лишились своих жизней в когтях Скорбных упырей. Только когда поднимаются магические ветра, и штормы магии кричат по всему миру, могут быть созданы мощные связывающие свитки, которые способны сдержать и подчинить себе этих кошмарных существ, но даже это, не гарантирует полный контроль над ними.

Крысо-волки

Многие из них — странные и извращённые существа, которые были порождены из-за испорченного варп-камнем вмешательства Клана Творцов. Многие из них, к счастью, тоже редки, в то время как другие, такие как искривленные крысо-волки, размножились-расплодились на манер своих хищных хозяев. Когда раб-скавен убегает из своего загона, ему лучше бежать «быстро-быстро», так как его преследователи не будут далеко от него, скрежет когтей за их спинами преследует их, не тюремщиков что бросились в яростную погоню, а крысо-волков, которых многие кланы держат для таких случаев.

Эти хищные чудовища — не крысы и не волки, а странное сочетание того и другого, тощее и вечно голодное. Никто, даже сами мастера творцы точно не знают, как они появились, но их можно найти почти везде, где обитают Скавены — в туннелях и канализационных трубах, которые проходят под городами и поселениями других рас, в гнездах-логовищах скавенов, а также свободно существующих в дикой природе. Крысолюды держат крысо-волков для бесчисленного множества целей, чаще всего для охраны своих логовищ, охоты на других тварей для их отвратительных экспериментов и даже во времена голода в качестве пищи, хотя, скавены, посланные убить их, с такой же вероятностью сами закончат свою бренную жизнь, в качестве пищи для крысо-волка. Эти существа никогда не могут быть приручены и часто срываются с тяжёлых цепей, используемых для их сдерживания, вызывая хаос во всех туннелях клана, пока они либо снова не убегают в дикую природу или не истребляются скавенами клана.

В битве Скавены выпускают стаи крысо-волков впереди своих собственных войск, поскольку, в отличие от трусливых Скавенов, эти звери с готовностью бросятся на врага — настолько они жаждут полакомиться плотью. Достаточно бесстрашные, чтобы броситься под град стрел, они набросятся и разорвут горло лучника прежде, чем он успеет натянуть лук для второго выстрела. Затем, напрягшись на своих длинных мускулистых конечностях, они жадно прыгнут в ряды позади, чтобы насытиться щедрой добычей, расстилающейся пред ними.

Проклятый Эттин

Даже в населенных троллями, оскверненных Хаосом, пустошах Норски, немногих так же сильно боятся и ненавидят, как Проклятых Эттинов. Увековеченные в ужасных сагах и легендах жителей Норски, кошмарные двуглавые эттины вынудили людей остерегаться топей,   горных гряд Северных Земель. Эти создания обитают в пещерах и покинутых, разрушенных крепостях, омытых в крови их бывших хозяев. Этих громадных, искаженных чудовищ довольно легко отличить от, уже приевшихся, неуклюжих великанов Старого Света из-за их ужасных физических мутаций и нечеловеческого разума. Но, несмотря на эти отличия, эттины столь же огромны и не менее испытывают жажду до плоти.

Говорят, что они — единый клан, хоть и избегают общества себе подобных. Если верить пугающим сказкам племен хаосопоклонников, эттины — бессмертны, за исключением случаев нанесения им невероятно обширного количества ран. Хоть все они — дети хаоса, проклятые эттины имеют общие искажённые черты. Эти монстры несут свои отметины как проклятие, на вечные муки которого они обречены. Эттины презирают всё, что ходит, ползает или летает, но самую лютую ненависть они хранят для породивших их Богов Севера.

Появление проклятых эттинов нынче размыто потоками времени и крови, но множество историй гласит, что когда то они были людьми, а не гигантами. Истоки их проклятья берут начало в глупой гордыне, предательстве и сделках с темными и коварными силами Хаоса. Праотцем Проклятых Эттинов был древний Король-Воин Йорунд, совершивший сделку с демонами и заполучивший таким образом силу и власть для себя и своей дружины. Многочисленны были его победы, обретенные ценой кровавых жертвоприношений. В сагах сказано, что слава Йорунда росла, как и его гордыня, до тех пор, пока король в своем высокомерии не проигнорировал призыв присоединится к давно планировавшемуся нападению на земли южан, тем самым предав своих демонических покровителей. Вместо этого, он решил вероломно напасть на владения тех, кто ответил на зов Разрушительных Сил, перекраивая карту Норски, грабя алтари Хаоса и обращая в рабство пленных воинов. Это разгневало Богов Севера, и вся их жестокость и ненависть обрушилась на короля и его род.

Йорунд и его наследники сохранили силу, которую они так жаждали, но в ужасающей форме, будучи обреченными на раскол своих души и деформацию тел. Родич с родичем, скрепленные воедино в постоянной борьбе за управление телом и, лишенные благословенного бездумного забвения отродий, являют собой, действительно жуткое зрелище. Изгнанные из поселений Норски, они начали ненавидеть все живое, в том числе и самих себя, и свои поступки, которые напоминали им о том, что они потеряли. Их туши росли вместе с их ненавистью, и те, кому было предначертано выжить среди ужасов этой земли, превратились в ужасную расу гигантов — самых несчастных порождений могущественных Темных Богов.

Воины Фимиров

Для изолированных и одиноких поселений на окутанных туманом топях и болотах, от внутренних районов Империи до окраин далекого Катая, Фимиры — это воплощение, воистину, ужасающих легенд. Холодные, жестокие и могущественнее любого человека, с единственным зловещим глазом на заостренной морде, ощетинившейся зазубренными клыками. Для некоторых этот чешуйчатый народ — воплощение демонов, но правда, куда более странных и мрачных.

Когда-то, когда весь мир был окутан туманом и тьмой. Легенда гласит, что эти циклопические демоны опустошали весь Старый Свет могучими войсками, разрушая города Высших Эльфов и сражаясь в кровавых столкновениях с дикими людьми, живущими в землях, которые тысячелетиями позже станут Империей, задолго до рождения Сигмара. На протяжении веков они воздавали хвалу своим Темным Хозяевам, многие существа, ныне давно забытые, были убиты на их забрызганных кровью алтарях. Затем их время подошло к концу, мир изменился, и непостоянные Боги Севера бросили их на медленную  смерть среди их разрушенных крепостей и потерянной славы.

Теперь угасающие Фимиры, выродившиеся и злобные, низведены до того, что совершают мелкие набеги на свои заброшенные крепости и лелеют горькую ненависть к тем, кто теперь правит там, где когда-то они были хозяевами. Более крупные и свирепые, чем их братья-колдуны Диракхи, с хвостами, увенчанными огромными костлявыми дубинами, Фимиры — могучие воины, их мертвенно-желто-серая плоть почти невосприимчива к боли. Теперь они маршируют из немногих оставшихся скрытых владений Фимиров под плотными покрывалами тумана — вызванными и управляемыми примитивными талисманами, выкованными в крови и бронзе Дрейхами и их грязными матриархами. Их целью было вырвать теплокровных, кричащими, из их разрушенных домов и крепостей.

Немногие колдуны обладают средствами, чтобы вызвать Фимиров из их укрытий. Однако те, кто обладает этим темным знанием, могут призвать бронированные боевые отряды Фимиров, чтобы они вновь шагали по Старому Свету, не оставляя после себя ничего, кроме смерти, разрушения и горечи утраты.

Кхемрийский титан

Под зыбучими и бесконечными песками Нехекары обитают вековые тайны и вечные ужасы, способные навеки обморозить душу любого, кто осмелится нарушить их сон. Множество легенд и слухов ходят о них. Одна из самых легендарных и жутких — это гигантские скарабеи и жуки-падальщики, которые, как говорят, обитают под бескрайними песками. В то время как есть те, кто насмехается над историями о скарабеях размером с крепость, которые поднимают гневные песчаные бури против всех, кто вторгается в древние земли Царей Гробниц Кхемри, есть те немногие, за пределами земель мертвых, которые знают, что за ними скрывается ужасная правда. Известные ученым Тилеи и Империи как Хемрийские Титаны, эти гигантские магические сооружения из камня и оникса, украшенные драгоценными камнями и эмалью славы ушедшей эпохи, возвышаются даже над мрачным Некросфинксом, оживленные самыми могущественными заклинаниями павшей славы первой человеческой цивилизации.

Неизвестно, сколько их было создано в древние времена, но известно, что они были установлены, чтобы спать как стражи, вдали от похороненных армий своих царей, чтобы стоять на страже мест ужасного зла и пристанищ отвратительных монстров от рассвета мира. Есть лишь несколько сил или существ, способных противостоять им в битве. Корень их великой мощи проистекает из того факта, что они не просто звери из одушевленного камня, ибо внутри Хемрийского Титана находится место упокоения давно умершего героя Кхемри, а иногда, реже, целая династия воинов-родичей, павших сатрапов великих царей, которые были героями, пока дышали, поклявшиеся охранять границы владений своего господина в смерти, как и при жизни. Погребальные заклинания этих святилищ вечности являются ложами для ветров магии, собирающих и хранящих свою огромную силу там на протяжении многих лет, и когда ветры магии становятся бурными, они вспыхивают сами, даже без помощи могучих жрецов-личей.

Жуткий Завр

Огромные существа, размером больше, чем огромные Карнозавры, Жуткие Завры немногочисленны и священны для людоящеров, и ярость каждого из них, сдерживается лишь тайной силой церемониальных доспехов, которые украшают их. Без этой предосторожности даже сила Сланнов не смогла бы удержать их в узде.

Когда ужасный ящер издает торжествующий крик, ревущее эхо можно услышать на площадях городов ящеролюдей, а также в глубоких джунглях Люстрии; рев, который все хищные рептилии боятся и уважают. Защищенные большими бронированными пластинами из золота и драгоценных камней, испещренными древними пророчествами, эти могучие рептилии часто живут в горных храмах, посвященных древним. Здесь их держат в богато украшенных покоях, достойных короля, где жрецы сцинков приносят жертвы этим могущественным полубогам. Эти церемониальные титаны несут самые драгоценные реликвии древних дней, предметы силы, оставленные древними. Имея эти артефакты в своем распоряжении, Жуткие Завры почти неуничтожимы.

Когда поднимаются магические ветры и надвигается великая буря,  маги-жрецы Сланнов встрепенутся и запоют древние ритуалы связывания и сковывания плененных Жутких Завров, их легендарная мощь будет желанной для колдунов и волшебников более молодых рас. Выпущенные на поле боя эти чудовищные рептилии наносят ужасный урон врагу своими клыкастыми челюстями и божественным благословением древних.

Бродячий Идол Горка (или Морка)

Эти конструкции — воплощение духа Вааагх! Гигантские каменные и металлические изваяния, построенные в форме богов войны, которым поклоняются зеленокожие. Стрелы и палаши ломаются и разбиваются о их каменные тела, когда они прокладывают путь разрушения через армию, непроницаемые для ударов, которые сыплются на них.

Грубо сколоченные из нагроможденных камней и обломков, они неописуемо зловонны и исписаны непристойными символами и лозунгами. Некоторые из них не выше дверей часовни, орки так рвутся в бой, что тратят мало времени на их строительство, но когда  племена зеленокожих собираются вместе, чтобы сформировать огромный Вааагх! идолы могут вырасти до огромных размеров, словно сам Горк(или Морк) пришел, чтобы увидеть бойню, которую их пацаны собираются устроить. На войне Бродячие Идолы возвышаются почти над всем, неумолимо шагая вперед с конечностями размером со ствол дерева и злобной ухмылкой на лице. Не нуждаясь ни в пище, ни в отдыхе, они не устают, уничтожая первого попавшегося врага и сокрушая его в считанные секунды, а затем делают то же самое со следующим врагом, а затем со следующим и так далее, пока враг не будет либо полностью уничтожен, либо сам идол не будет стерт в порошок.

Такова непостоянная природа этих монстров и непостоянная сила, которая их оживляет, хотя они и созданы силами орков-шаманов, их контроль над ними в лучшем случае слаб, и они часто буйствуют там, где хотят, разрушаясь, когда магия, которая их оживляет, увядает, только чтобы снова собраться вместе, когда ветры магии собираются снова, иногда годы или даже столетия спустя. В такие моменты часто единственным способом остановить идола, является контроль над ним могущественного колдуна, но без битвы, в которой он может выпустить свою ярость, его господство над существом в лучшем случае совершенно непредсказуемо.

Псиглавые

Многие из них представляют собой нечистивые культы хаоса, и многие представляют собой ужасы с извращенной плотью из кошмаров, которые стали реальностью. Однако немногие также странны как легендарные Псиглавые. На крайнем севере, среди тех, кто величает себя Норскийцем, Курганцем или же Хунгом, а также в оскверненных уголках мира, таких как, Костяные Холмы в Эсталии или ужасные болота Южных Бесплодных земель, сказки и легенды рассказывают о Псиглавых. Проклятые ведьмой или испорченные Хаосом, эти мужчины и женщины, полу-дикие и невероятно голодные несут в своей крови хворь, проявляющуюся не только стигматами на их плоти, но и превращением в ужасную тварь.

Когда это чудовище высвобождается, не происходит простого превращения человека в зверя. Вместо этого гуманоидное существо — волк, худощавое и полубезумное от ненасытного голода, вырывается полностью сформировавшимся из тела человека, от которого освобожденное отродье оставляет лишь разорванные лоскуты кожи и куски кровавых хрящей. Обезумевшие твари, чьи стаи образованы родственными узами крови и кровопролития, не заботятся о том, что они убивают в своей жажде крови и не подчиняются никому, кроме самих Темных Богов.

Панцирный Дракон

Панцирные драконы — это огромные змееподобные звери, которые рыщут в мрачнейших глубинах мира, выслеживая свою жертву в кромешной тьме, бесшумно передвигаясь по камням и сланцам на тревожно цепких серпо-когтистых руках. Их бледная плоть покрыта длинными зазубренными чешуйками, каждая из которых остра как бритва. Покрытые кровью и разлагающимися внутренностями, эти защитные пластины являются не только защитой, но и оружием, разрезая плоть и прокалывая броню тех, кто достаточно глуп, чтобы встать против этих тварей лицом к лицу.
Эти подземные ужасы славятся среди гномов своей упрямой, непреклонной свирепостью. Книги Обид гномьих кланов хранят множество записей о проклятом роде этих чудовищ. Панцирные драконы нападают почти на все, с чем встречаются, от громоздких раздутых грибовидных слизней, плавающих в темных морях под землей, до тяжеловооруженных гномов-шахтеров, которые отваживаются на экспедиции в глубины гор в поисках громрила. Неважно, Гномы, Скавены или Ночные Гоблины, если Панцирный Дракон наткнется на подземное поселение, он устроит кровавую резню с множеством жертв, пока не будут убиты все или же им не надоест и они уползут обратно свои глубинные логова с полными желудками.

Хранители знаний утверждают, что Панцирные драконы — это не «настоящие драконы» как таковые, а развившиеся остатки какого-то ответвления, мигрировавшего в темнейшие глубины мира. Неисчислимые века, в лишенной света глубине, наполнили их злобной силой и исказили их, некоторые теперь достаточно ядовиты, чтобы сжечь саму скалу под ними, в то время как другие способны выдыхать испаряющуюся сущность разрушающего душу ужаса, чтобы молча убить свою жертву. Если же они будут смертельно ранены, Панцирный Дракон взорвется в убийственной ярости, которую немногие смогут пережить. Именно гномы первыми вернули этих существ к свету солнца. Они научились связывать их мощными руническими ошейниками и обращать их на своих врагов. Узнав об их могуществе, амбициозные волшебники, ныне давно погибшие, вскоре создали связывающие свитки, для личного пользования силой Панцирных Драконов.

Морской змей

Мервирмы обладают длинными, почти змееподобными извилистыми телами, покрытыми чешуей и мускулами, с четырьмя короткими конечностями, каждая из которых заканчивается острыми когтями. В отличие от Драконов, более примитивные Мервирмы не обладают крыльями, вместо этого их тела служат для того, чтобы перемещаться в глубинах морей, но также, способны совершать ужасающие вылазки на сушу, когда голод приводит их туда, чтобы преследовать свою добычу.

Мервирмы выносливы и легко приспосабливаются к жизни, обладая способностью заживлять раны с огромной скоростью за счет очень быстрого обмена веществ. Мервирмы часто встречаются в жутких прибрежных водах Моря Когтей. Они бывают ярко-серебристо-зеленые и отличаются особой ядовитостью. Когда доступная пища заканчивается, они нападают на прибрежные деревни в Нордланде, пожирая неудачливых жителей. Известны и другие более редкие подвиды, такие как Паговирм-Альбинос, обитающий в холодных морях Наггарота, и легендарные черные Сцайовирмы, обитающие только в самых глубоких океанских впадинах. Повелители первобытной тьмы, окружающей их в глубинах, они, как говорят, являются одними из немногих существ, которые осмеливаются охотиться на могучего Кракена.

Прейтон

Прейтоны — это дикая и полные ненависти существа, обитающие в лесистых землях Бретонии. Их свирепость известна настолько, что появление Прейтонов привлекает рыцарей со многих миль вокруг, стремящихся доказать свою доблесть, убивая ужасных зверей.

Могучие и крылатые создания хаоса, гибридные по форме, словно химеры, Прейтоны несут на своих лошадиных головах пару почерневших и зазубренных рогов, которые заставили бы безрассудных рыцарей принять их за величественных больших оленей. Звери, обладающие столь мрачной хитростью, заманивают таких рыцарей в глубины лесов, прежде чем показать свои кроваво-красные очи и ряды ужасающих клыков, прежде чем выскочить из засады, чтобы разорвать свою добычу. Шкура Прейтона изорвана и изуродована, их мех свисает и во многих местах облезает, чтобы быть замененным рваными перьями или чешуей. Их передние ноги и тело напоминают ужасного и искривленного оленя, в то время как задние конечности вырастают когтистыми, львиными лапами и чудовищными крыльями, как у ужасного Черного Орла.

Хотя их внешность действительно зловеща, именно легендарная злоба Прейтонов делает их по-настоящему опасными. Трупы искалеченные до неузнаваемости, а участки леса, оскверненные и вытоптанные, выдают их присутствие. Все, кто достаточно глуп, чтобы войти в подобное место, будут выслежены и убиты. Чаще всего Прейтоны просто бросают разорванный труп на гниение, убивая из чистой ненависти, а не из голода.

Темная легенда гласит, что эта ужасная ненависть родилась давным — давно, когда Ревущие шаманы создавали их в своих ужасных ритуалах, развращая огромных оленей перед усыпанными жертвоприношениями камнями стад. Лишенные своей некогда благородной природы Прейтоны, теперь знают только всеобъемлющую ненависть к тому, что они потеряли, заставляя их рвать и убивать с ужасающей злобой. Даже собственные раны приносят им извращенное чувство удовлетворения, инстинктивно понимая, что только со смертью их мучения прекратятся.

Магический Феникс

Магические Фениксы — величественные и грозные существа с размахом крыльев, не уступающим могучим орлам Высших Эльфов. Их перья пылают и способны обратить любую стрелу, направленную в них, в пепел. Их истинная сила связана с их природой как созданий духа и огня, ибо они являются живым воплощением разрушительной и очищающей воли Акши(Ветер Огня). Пламя танцует на их крыльях, жаждая опалить свою жертву. Когда они нападают, длинная пара оперенных хвостов оставляет за собой брызги пылающих искр и углей, при пикировании через поле боя. Именно этот нимб пламени постоянно окружает Магического Феникса и выдает его потустороннее наследие.

Магические Фениксы — существа из мифов и легенд, известные древним легендам людей и эльфов, но именно для Высших Эльфов Ултуана они имеют наибольшее значение. В их учениях Магические Фениксы — спутники Асуриана, Творца, предвестники горя и носители надежды в равной мере, привлеченные со стороны Асуриана, когда ветры магии воют через мир смертных в могучих штормах, и в далеком окутанном туманом Ултуане, Высшие эльфы предупреждены о приходе этих волшебных бурь, внезапным проявлением Магических Фениксов в небе над их родиной. Для них они — тревожное предзнаменование, символ грядущей гибели и надежды на возрождение. Их появление может означать только то, что они снова будут охвачены войной, но также и то, что те, кто выживет, будут сильнее, чем раньше. Волшебники идут на многое, чтобы схватить Магических Фениксов, когда они появляются; как для того, чтобы управлять их силой, так и для того, чтобы держать их разрушительный гнев вне контроля своих врагов.

Дракон Пламени Варпа

Драконы Пламени Варпа — полные ненависти и жажды разрушения существа, которые, к счастью, редки в Старом Свете. Их длинные, обугленные тела извиваются и колышутся, отбрасывая тревожные узоры зловещего огня, когда они двигаются, никогда не останавливаясь, неестественно извиваясь и содрогаясь, как будто их вечно пронзают, невидимые остальным, клинки.

Скопления странных кристаллов искажают их чешуйчатую кожу, каждая особь несет в себе свои собственные болезни и незначительные уродства конечностей, намекающих на их оскверненное происхождение. Сам воздух вокруг Драконов Пламени Варпа гудит от ужасной силы, сморщивая растения и сжигая саму землю, к которой прикасаются их когти. Когда их приводят в бой, энергия, заключенная внутри драконов Пламени Варпа, действует на тех врагов, которые достаточно глупы, чтобы приблизиться к ним, оставляя лишь горящие туши. Когда его дыхание высвобождается, оно не похоже ни на какое другое дыхание драконов, сверкающий взрыв, сверкающая красно-черная молния, которая сжигает своих жертв во всепоглощающем пламени, опаляя даже духов и магических созданий.

Драконы Пламени Варпа подпитывают свои разрушительные силы и поддерживают свои измученные тела, пожирая чистый варп-камень, превращая свои тела в огромные сосуды магической силы. Только могучее телосложение дракона могло выдержать воздействие такого количества концентрированной энергии хаотической порчи, не разорвав себя на куски, хотя после их насильственной смерти часто случается эффектный и взрывной конец мародерства этих тварей. Нехватка варп-камня в Старом Свете, часто приводит Драконов Пламени Варпа к конфликтам со Скавенами, нападая на их подземные крепости и выкапывая их норы, чтобы добраться до  кладов варп-камня.

Именно обещаниями этого самого мощного и зловредного из материалов, безумные и высокомерные волшебники торгуются с Драконами Пламени Варпа за их мощь в битве, ибо говорят, что эти звери достаточно могущественны, чтобы выбраться из великих связывающих свитков. Их родина — проклятые Южные Пустоши Хаоса, область, населенная демонами и усеянная обломками варп-камня с самого рождения Моррслиба(Луна Хаоса).

Некоторые ученые выдвигают гипотезу, что в одной из выжженных земель, далеких от зрения и знания человека, могут доминировать эти огромные змеи, выросшие до таких огромных размеров на диете из чистого варп-камня, что они могут соперничать с Калгаланосом Черным(Прародитель Драконов) по размеру. Если бы это было правдой, это объяснило бы, почему многие из молодых Драконов Варп Пламени совершают долгую и трудную миграцию в Старый Свет, спасаясь от земли, управляемой этими ужасающе могущественными тварями.

Магмовый дракон

Древние и злобные существа, магматические драконы — одни из самых злых и затворнических в своем роде. Приземистые, отлично бронированные монстры, чьи тела излучают свирепый жар и чьи обсидиановые когти могут без труда раскалывать камень. Они обитают в хребтах вулканов Темных Земель и на расколотых, тлеющих пиках гор Черной Спины. Они давно стали единым целым со своей пламенной средой, выходя из своих дымных логов только ради охоты. Их любимая добыча — большие звери, такие как Мантикора и Химера, но они не откажутся вкусить плоть и низших существ, таких как, Эльфы или Люди если придется. Магмовый Дракон удаляется от своего логова, обычно, во время магической бури, чтобы отомстить за кажущееся ему пренебрежение.

Одним из таких магмовых драконов был Хадгар, бич Темных земель, один из старейших драконов, живших в этой пустынной и отвратительной пустоши. Когда-то он был огненным драконом, но его схватили в плен много веков назад Гномы Хаоса из Башни Горгота. Крепко связав его цепями, сделанными из заколдованного железа, лорды-колдуны превратили его в живой сосуд, способным пережить одержимость демоном. Этот эксперимент, несомненно, был предшествующим создание К’Даи. В конце концов, Хадгар разрушил свои оковы и ужасно отомстил Гномам Хаоса, разрушив большую часть Башни Горгота и окружающий ее лагерь рабов.

Хадгара сейчас редко можно увидеть, он выходит из своего логова под Пепельным горным хребтом, только тогда, когда ему бросает вызов какой-нибудь соперничающий зверь или вызывают на войну могущественные волшебники. Когда он действительно улетает, патрули Гномов Хаоса, которые не спускают с него глаз, замечают, что его некогда раскаленная добела плоть, теперь превращается в серый безжизненный камень. Пройдет ещё много лет, прежде чем ужасное проклятие полностью поглотит Хадгара. А до тех пор, массивные караваны рабов, пополняющие, все еще, истощенные рабочие силы Горгота, будут продолжать держаться как можно дальше от его логова.

Мантикора

Мутирующая сила Хаоса гарантирует, что нет двух Мантикор, действительно похожих друг на друга. У одних гривы из извивающихся змей, у других шкуры из железных чешуек, а у многих растут шипастые хвосты с ядом, достаточно сильным, чтобы вскипятить кровь в жилах человека. Однако, все Мантикоры — это неистовые убийцы. Их свирепость и жажда крови настолько сильна, что Дручии считают их воплощениями великого Кхейна, Бога убийства.

Ходят слухи, что некоторые эльфы практикуют разведение Мантикор среди черных обсидиановых вершин горных хребтов, доминирующих в Стране вечного холода. Как им удается приручать таких злобных тварей, неизвестно, хотя многие истории указывают на то, что эльфы этой земли столь же свирепы, как и Мантикоры, которых они приручают. Ученые, которые задают слишком много вопросов на эту тему, как правило, не находят ответов, а часто и заканчивают свою жизнь безвременной смертью.

Мантикоры — это свирепые звери, обитающие высоко в горах, обычно вдали от человеческого жилья. Лишь немногие из них когда-либо были замечены в Империи, что, несомненно, является благословением, поскольку они являются ненасытными хищниками, которые постоянно охотятся не только для пропитания, но и для удовольствия. Обычное описание Мантикоры изображает их с телом большого Льва, увенчанным парой кожистых крыльев летучей мыши и хвостом, похожим на хлыст. Но они — порождения Хаоса, изменчивые и ужасные. У некоторых есть колючие хвосты, как у Скорпиона, которые несут горький яд. Другие покрыты чешуей и  колючими выступами, которые непрерывно кровоточат. Мантикоры —  достаточно хитрые твари. Они быстро отступают в относительную безопасность неба, когда сражение ведет к их поражению.

Харибда

Харибда — отвратительный зверь из неизведанных глубин, она редко встречается на суше, за исключением тех случаев, когда Темные Эльфы специально вызывают их на войну.

Неисчислимое количество этих первородных кошмаров бороздит темные глубины западного побережья Наггарота, утоляя свой голод любым существом, достаточно глупым, чтобы встать ни их пути. Время от времени на изломанных островах западного побережья Наггарота можно увидеть Харибду, щупальца которой извиваются от слизи и морских брызг, когда зверь охотится за своими несчастными жертвами.

Укротители Клар Каронда жаждут заполучить Харибду как награду, превосходящую все сокровища, и только самые богатые могут надеяться заполучить ее. Даже небольшая армия Темных Эльфов была бы легкой добычей для такого существа в своей естественной среде обитания. Только с помощью колдуньи, чтобы выманить Харибду на поверхность, зверолов может надеяться поймать её и подчинить себе.

Многие укротители устраивают настоящие праздники по причине приручения Харибды. На самом деле, эти существа не нуждаются в принуждении к битве. В глубине души, это жестокий и глупый зверь, который рвет и мечет везде, куда бы его ни привел голод. Этот путь разрушения иногда должен быть изменен своевременным взмахом плети повелителя зверей, чтобы зверь пировал не на Темных Эльфах, а на их врагах. Но несчатсные случаи все равно известны, если зверь не обучен должным образом. Случается, что повелители зверей встречали ужасные расправы со стороны своих собратьев после того, как Харибда проедала себе путь через ряды Друкаев — но такие случаи достаточно редки.

Сломленная однажды, Харибда может считаться одним из самых грозных видов оружия в распоряжении укротителя. Его слизистое тело, приспособленное к сопротивлению фантастическому давлению океана, неудержимое на суше, обладает колоссальной силой и невероятной стойкостью. Большинство врагов почти сразу отправляются в пасть чудовища; более крупные, запутываются и фиксируются, пока острые как бритва клыки пируют на их сочной плоти.

Пищеварительные соки Харибд чрезвычайно эффективны, могут растворять плоть, металл и кости в считанные мгновения. Драгоценные камни, однако, удивительно устойчивы желудку этой твари. Действительно, живот убитой Харибды, часто является чем-то вроде сокровищницы, полной любых магических вещей, украшавших жертв в момент переваривания. Это является небольшим утешением для повелителя зверей, который, к несчастью, потерял свою Харибду в битве. Если ему повезет, то стоимость этих сокровищ хотя бы частично компенсирует расходы на приобретение нового животного.

Гидра

Гидры — свирепые и ненасытные монстры. Независимо от того, сколько они потребляют, они, кажется, всегда жаждут большего. Их присутствие быстро нивелирует большинство природных условий, превращая их в бесплодную пустыню в течение месяца после того, как они поселятся, что заставляет их двигаться дальше или голодать. В то время как Гидры — могучие животные, их постоянное разрушение местной среды неизбежно приводит к их смерти, поскольку все больше и больше существ земли, как естественных, так и неестественных, противостоят им.

В старом мире, за пределами Пустошей Хаоса, их осталось совсем немного, и из них, возможно, только один или двое все еще живут в пределах Империи. Однако ни одна Гидра никогда не умирала от старости, что заставляет многих полагать, что если они и не нестареют, то, по крайней мере, невероятно долго живут. Многие охотники, отправляющиеся на поиски гидр, делают это в надежде найти ключ к их долголетию. С годами, ученым Империи стал очевиден новый тревожный источник историй и сведений о гидре. Ходят слухи, что одно из Друкайских племен в Стране Холода взяло курс на разведение гидр в качестве боевых зверей. Это довольно ошеломляющее открытие в Старом Свете, так как многие людские ученые поклялись бы, что такое было невозможно, гидра была слишком свирепым зверем, чтобы приручить её таким образом. Те немногие, кто хоть что-то знает о подобных вещах, подозревают, что тут замешана магия.

Только такие извращенные создания, как Темные Эльфы, могли считать Гидру недостаточной для выполнения какой-либо поставленной задачи. Но с тех пор, как повелители зверей короля-колдуна впервые приручили этих существ, Темные Эльфы постоянно экспериментировали с методами размножения и темными чарами, чтобы усилить грубую свирепость и силу последующих поколений. В результате экспериментов была создана новая порода гидр, известная как Боевая Гидра Темных Эльфов.

Гиппогриф

Гиппогриф — это гибридное животное, которое имеет голову и крылья хищной птицы, передние конечности горного льва и лошадиные задние лапы с хвостом.

Как и многие подобные гибридные виды, такие как Грифоны, происхождение Гиппогрифов является одним из образовавшихся в результате нечестивой мутации магии хаоса различных видов животных в самый ранний период мировой истории. Гиппогрифы обитают в верховьях Серых Гор, иногда рыская по зеленым лугам внизу в поисках добычи, такой как овцы и крупный рогатый скот, хотя они также известны тем, что охотятся на людей, зеленокожих или просто на любое существо, которое не сможет быстро скрыться от его зоркого взгляда. Будучи хищными животными, Гиппогрифы являются дикими и очень агрессивными по своей природе и нападают на кого или что-либо без каких-либо предупреждений.

Как и следовало ожидать, Гиппогрифы — это неестественно кровожадные животные, которые бессмысленно убивают всех животных на виду, не сколько ради еды, сколько как простой акт чистой агрессии. На самом деле, желание гиппогрифов жрать теплую плоть настолько велико, что окружающие буквально чувствуют их ужасный голод. Выжившие после нападения Гиппогрифа часто зорко следят за небом в течение многих лет после подобных случаев. Они неумолимо территориальны и будут сражаться до смерти против любого существа, которое нарушит границы их угодий.

Поэтому неудивительно, что большинство гиппогрифов стараются обходить друг друга стороной. Когда гиппогрифы встречаются, они, скорее всего, вступят в битву, которая, как правило, закончится смертью одного или сразу двух зверей. Гиппогрифы обладают свирепыми инстинктами, а не устрашающим интеллектом, как другие более разумные животные, такие как Пегас. Во время охоты его незамысловатый ум естественно предполагает, что добыча покинувшая его поле зрения — это добыча, которая навсегда ускользнула от него. Из-за этого, Гиппогрифы предпочитают быстро сократить расстояние между собой и своей добычей. Жертвы, ускользнувшие от Гиппогрифа, будут быстро забыты, и зверь начнет искать удовлетворение в другом месте.

Гиппогрифы — излюбленное животное Бретонских рыцарей, которым нужно существо с более порочным характером, чем кроткие Пегасы. Только самые богатые и могущественные люди могут скакать на одном из этих животных в битву, потому что Гиппогрифы обладают сильной волей и дурным характером. Они с удовольствием сбросят своего всадника с седла, если он окажется слабым на поводьях. Для того чтобы рыцарь успешно приручил Гиппогрифа, он должен вырастить его из, буквально, из яйца. Он не должен принимать никакой помощи в укрощении зверя, Гиппогриф никогда не примет своего хозяина, если рыцарь сделает именно так. Даже молодой Гиппогриф способен защитить себя, что делает более практичным, брать зверя с собой в приключения. Только самые богатые и великие рыцари могут позволить себе такое животное.

Те Рыцари Грааля, которые поймали и приручили Гиппогрифа, обычно награждаются королевскими знаками отличия. На поле боя эти живые святые часто объединяются в элитные отряды Королевских рыцарей на Гиппогрифах.

Грифон

Грифоны — это страшные звери, обладающими головами хищных птиц сочетающихся с львиными телами и массивными пернатыми крыльями. Клювы у них крючковатые и легко могут перерубить человеческую конечность. Их когти, напоминающие когти ястреба,  сохраняют остроту, регулярно царапая камни. Грифоны любят набрасываются на свою жертву, издавая «боевые кличи».  Выжившие после нападения Грифонов часто видят кошмары о том, как их выслеживают и разрывают на куски, в течение многих лет после этого.

Эти могучие хищники обитают среди самых высоких вершин Краесветных Гор, иногда улетая в низины, когда пищи не хватает. Лишь немногие из них служат верховыми животными для самых богатых и могущественных Имперских дворян, которые готовы платить огромные суммы золота за одно яйцо. Грифоны — свирепые и дикие существа, никогда не будут приручены полностью.

За исключением изображения великого Боевого Молота Сигмара, ни один символ не занимает такого высокого места в почете Империи, как изображение Грифона. Знаменитый Грифонский Штандарт Империи покоится в соборе Сигмара, и говорят, что ни один отряд с честью несущий его, не может быть сломлен. Действительно, для граждан Империи Грифон — священное животное.

Грифоны предпочитают свое мясо сырым, хотя они не постыдятся жрать падаль, если никакая другая добыча не появится. Это довольно редко, поскольку их охотничьи угодья, как правило, простираются на сотни миль вокруг выбранного ими горного гнезда. Их зрение такое же острое, как у хищников, на которых они похожи, они могут видеть движение на расстоянии многих километров. Их «боевой клич» вызывает страх у всех, кроме самых стойких душ, и Грифонов приходится силой удерживать от погони за убегающими противниками, так как это заложено в их природе — раздирать всех противников, убегающих от них прочь.

Они ненасытные хищники, летающие на многие мили, чтобы поохотиться из своих горных логовищ. Грифоны набрасываются на свою добычу, издавая ужасные «боевые кличи», при приближении. Крика Грифона часто бывает достаточно,чтобы обратить врагов в бегство. Несмотря на то, что Грифоны громоздкие и пугающие существа, они считаются благородными животными. Отчасти это происходит из-за их гордой и царственной осанки — Грифоны не голодны и неистовы, как Мантикоры. Вместо этого Грифон наносит удар с быстрой и точной грацией, его движения уравновешены и концентрированны. Однако эта элегантность никоим образом не убавляет его смертоносность, поскольку Грифон, более чем способен использовать свои когти и острый, как бритва клюв, чтобы разорвать врага на части. Умелые бойцы, Грифоны не убивают всех без разбора, хотя и не проявляют нежелания охотиться или защищать свою территорию. Они свирепы и беспощадны, но никогда не бывают жестокими.

В результате обладания Грифонами благородного темперамента и впечатляющего интеллекта, они часто обучаются в верных и смертоносных ездовых питомцев. Чтобы у кого-то была хоть малейшая надежда овладеть Грифоном, зверь должен быть пойман и обучен в самой молодости, устанавливая этим связь, между хозяином и зверем, которую может разрушить только смерть. Грифоны ценятся за их острые когти и мощные клювы, которые соперничают с Доппельзойднерами в их смертоносности, превосходной реакции и высокой общей устойчивости. Однако самым удивительным является то, как они легко могут обходить вражеские парирования, оставаясь вне досягаемости до самих себя, чего могут достичь только самые искусные воины спустя десятилетия тренировок.

Многие рассказывают о том, как целые полки были разбиты вооруженным рунными клыками курфюрстом, который бросился в атаку верхом на своем Грифоне. Грифон — священный символ  Империи Человечества, который часто появляется в храмах, посвященных Сигмару. Не случайно, Орден Грифона был назван именно так. Сам император Карл Франц вступает в битву на спине Смертокогтя, своего личного Грифона. Как и Имперцы, Высшие Эльфы также используют Грифонов в качестве ездовых зверей.

Многие Грифоны обитают в Аннулийских горах и на скалистых склонах Храса в Ултуане, где они гораздо более красочны, чем в Старом Свете, но столь же опасны и смертоносны. Грифоны этих гор — существа благородные и невероятно остроумные. Все Асуры знают, что Грифоны редко бывают жестокими – по крайней мере, до тех пор, пока ты не причинишь вреда тем, кого они считают своими близкими.

Химера

Химера, является одним из самых страшных Детей Хаоса, зверем, чьи прародители были настолько искажены, что теперь невозможно сказать, какими существами они могли бы когда-то быть.

Как и все монстры, обитающие в Царстве Хаоса или рядом с ним, Химеры принимают множество причудливых форм. Однако Химеры более восприимчивы к искажающей мощи Хаоса, чем большинство чудовищ. Головы некоторых Химер дышат огнем, как у драконов, в то время как у других вырастают острые как бритва клыки или челюсти, с которых капает ядовитая слизь.

Большинство химер обладают дьявольским хвостом, который заканчивается щелкающей пастью, обладающей собственным разумом и жаждой. Есть даже некоторые Химеры, подобные тем, что обитают среди шпилей Цитадели Кровопролития, которые, как говорят, купались в сверкающих ветрах магии на вершине мира. Кожа этих кровожадных химер представляет собой постоянно меняющийся узор ярких цветов и оттенков, в один момент становясь прозрачной, а затем течь, как расплавленный воск, чтобы покрыть и залечить разрывы и раны в своей плоти в следующий. Независимо от их точной формы, все Химеры разделяют дикую и непредсказуемую природу, и где бы ни раздавался их трехголосый рев, смерть и резня, несомненно, шагают неподалеку.

Особенно могущественный Повелитель Хаоса или Безумно храбрый колдун может иногда попытаться призвать Химеру к себе на службу, потому что бойня, которую они могут учинить на поле боя — это зрелище, которое неизбежно привлечет внимание Богов Севера. Говорят, что только те, кому по-настоящему благоволит Хаос, будут иметь хоть какую-то возможность связать такое существо своей волей. Чемпион может потратить всю жизнь на поиски Химеры и никогда не найти её, или же отыскать её и стать разорванным ею мгновения спустя. Однако те немногие, кто преуспевает в своих поисках, имеют в своем распоряжении чудовищную тварь с необузданным разрушительным потенциалом.

Черный Дракон

Как и все разумные существа, Драконы способны, как на добрые, так и на злые поступки, в зависимости от своей природы и воспитания. Когда принц Малекит начал

плести планы по узурпации Трона Феникса, он приказал своим подчиненным выкрасть драконьи яйца из Княжества Каледор и использовать их для выведения новой породы.

Они тайно хранились в Нагарите под личным надзором Малекита. Укрепляемые Темной Магией нерожденные драконы, извращались и мутировали. Самым свирепым Драконом первой кладки была Сулех, ставшая новым ездовым питомцем Короля-Колдуна. После смерти Сулех, ее дети продолжали сражаться на стороне Дручи.

Черные Драконы — относительно похожи на своих чистокровных собратьев, однако они полность утратили возможность дышать испепеляющим огнем, за место этого их дыхание в мгновение разъедает легкие изнутри и заставляет плоть гнить. Из-за избытка Темной Магии, бурлящей в их телах, известно, что они сильнее своих чистокровных сородичей, не являющихся детьми изменения и колдовства, которым так присуща их огромная сила.

Гигант Костолом

Гиганты Костоломы очень редки в Старом Свете. В наши дни считается, что они полностью исчезли из Старого Света, хотя ходит несколько упорных слухов о горстке бретонских горных деревень, где Костоломы съели всех местных рыцарей и объявили деревни (и крестьян) своими.

Великаны костоломы по меньшей мере вдвое крупнее своих меньших собратьев, которые сами по себе во много раз выше человека. Соответственно, гиганту — костолому не нужно быть особенно злым, чтобы сеять неисчислимые разрушения — ему просто нужно пойти на лёгкую прогулку, путь которой непреднамеренно проходит через армию или город.

 И хотя Гиганты Костоломы не обязательно злые, они хулиганы первого порядка — ситуация, усугубляется тем фактом, что они больше, чем кто-либо другой, и регулярно чувствуют себя обязанными силой напоминать всем, кто здесь босс. Хотя жертвы гиганта костолома могут не осознавать этого из-за своей вполне понятной пелены ужаса, большой увалень на самом деле просто пытается произвести на них впечатление тем, насколько он большой и сильный. С точки зрения Костолома, гораздо практичнее запугать «придурков», чтобы они притащили несколько десятков голов скота и бочек пива, чем самому отправиться на их поиски. Увы, Великаны Костоломы настолько топорны, что часто не видят тонкую грань между запугиванием и доведением до смерти. Им ничего не стоит, забавы ради сразится с Драконом, лишь бы поднять себе настроение.

Саблезуб

Саблезубы — это мощно сложенные хищные кошки, наиболее известные своими удлиненными клыками, которые выступают из их нижних челюстей. Они охотятся поодиночке или небольшими стаями и известны своей агрессивностью. Когда Саблезуб нападает, он использует свои удлиненные, похожие на клинки зубы, чтобы резать и колоть, надеясь разорвать артерии или выпотрошить свою добычу. Саблезубы, часто охотятся стаями, что позволяет им одолеть крупных животных — они, как известно, выслеживают и убивают зверей размером с ледяных мамонтов. При благоприятных условиях, Саблезуб предпочитает нападать из засады или, по крайней мере, преследовать свою жертву, терпеливо ожидая возможности напасть неожиданно, прыгая на бок или спину жертвы. Независимо от угла атаки, Саблезуб совершает нападение с дикой свирепостью, хотя переменчивые звери не боятся ретироваться, если нападения началось неудачно. Только убив свою цель, мускулистые звери издадут звук — громкий и скрежещущий рев победы, обнажая окровавленные клыки.

Саблезубы, больше всего ассоциируются с более холодным климатом и регулярно встречаются на горных склонах, однако осторожные кошки будут преследовать добычу везде, куда она бы их не привела. Стаи Саблезубов, как известно, регулярно спускаются в низменные районы в погоне за крупной дичью. Есть рассказы о хищниках, крадущихся по смоляным ямам и гейзерам Темных Земель, где они находят себе поживу в лице всего, что достаточно глупо, чтобы застрять при извержении пузырящиеся ямы. Независимо от того, где они находятся, многие охотники ищут Саблезубов, потому как их полосатые шкуры желанны по всему Старому Свету и даже на Ултуане.

Волшебник, который связывает Саблезуба во время магической бури, может отлично использовать не только его смертоносные боевые навыки, но и несравненные навыки выслеживания. Действительно, немногие достаточно хитры, чтобы ускользнуть от стаи Саблезубов, вышедших на охоту.

Зоат

В мире мало рас, столь же загадочных, как Зоаты. Никто не знает, как они попали в леса Старого Света, почему они здесь и даже каковы их цели. Являются ли Зоаты самобытной расой , или ответвлением Людоящеров? Возможно, маги-жрецы Сланнов знают, но на эту тему, как и на многие другие, они отвечают загадочным молчанием.

Зоаты — могущественные волшебники, способные инстинктивно, а не посредством долгого изучения и проведения ритуалов, манипулировать Ветрами Вагии. Хотя это означает, что Зоат никогда не окажется столь же разносторонним волшебником, как Эльф или даже Человек, их врождённая способность к контролю над Ветром Жизни, Гиран, превосходит многих, кроме самых могущественных магов Высших Эльфов. Действительно, многие волшебники Лесных Эльфов будут искать Зоата, чтобы научиться у него этим знаниям, но лишь немногие преуспевают в их поисках.

В обычной жизни Зоатов редко можно встретить вне их лесных жилищ. В самом деле, даже в лесу редко можно увидеть хоть одного из них. Когда незваные гости приближаются или им угрожает опасность, Зоаты подчиняют деревья и подлесок, чтобы раздавить и задушить незваных гостей, а не предпринимать непосредственных действий самостоятельно. Таким образом, Зоаты могут избежать обнаружения, и даже одно такое существо может наделить лес репутацией настолько ужасной, что даже мародёрствующие Орки и неистовые Боевые Стада будут обходить этот место стороной. Там, где одного колдовства недостаточно, Зоат выходит из тени, чтобы лично вступить в бой, сбивая захватчиков с ног размашистыми ударами. Враги становится легкой добычей для ползучих корней и лиан, которые быстро опутывают и душат их. Зоата можно призвать и выманить из его убежища, только во время самой неистовой магической бури.

Куролиск

Эти звери злобны и очевидно искажены Хаосом, это видно в их искривленной внешности и свирепости проявляемой в бою. Куролиск — это

настороженное и отталкивающее существо, которое редко выходит из своего логова. Некоторые говорят, что это происходит из-за энтузиазма, с которым Бретоннские Рыцари охотятся и убивают их — даже самое глупое существо может понять намерения странствующего рыцаря при полном облачении, а Куролиски, если уж на то пошло, умнее большинства Рыцарей.

По правде говоря, Куролиск не является смелым бойцом и предпочитает прятаться там, где он может спокойно полакомиться мертвыми и умирающими. Несмотря на склонность зверя к самосохранению, только очень глупый воин рискнет загнать Куролиска в угол. Когда зверь в отчаянии, он впадает в неистовство, съеживается и царапает всех кто приближается к нему, с безумной свирепостью, которая более чем компенсирует его внутреннюю трусость.

Хотя Куролиск не так силён физически, как многие другие монстры, он обладает любопытной способностью, которая ставит его в один ряд, даже с самыми могущественными тварями, его взгляд, способен превращать жертв в камень. Эта способность делает Куролиска очень смертоносным противником, ибо воин должен одолеть зверя, не смотря на него. Даже мимолётный взгляд на морду Куролиска может оказаться роковым.

Дракон Хаоса

Когда-то гордые и благородные правители небес, теперь расколотые, искажённые и развращённые силами перемен, ужасные двуглавые Драконы Хаоса — ужасные и злобные хищники. Дракон Хаоса, вознесённый на крыльях, созданных уже не из плоти и костей, а из чёрной магии и воли Тёмных Богов, является ужасным врагом для порядка и здравомыслия. Они — злые и непостоянные создания, обладающие такой же злобной страстью к разрушению и предательству, как и их создатель, великий и коварный бог Тзинч. Даже один Дракон Хаоса может обратить в бегство целую армию, испепеляя своих врагов вспышками драконьего пламени, душа их облаками ядовитого чёрного пара или разрывая их своими массивными зубами и когтями.

Говорят, что Драконы Хаоса считают себя полностью отличными от смертных последователей Тзинча. В самом деле, они считают себя истинными слугами темного бога в мире смертных, ибо люди всегда меняли свою преданность на протяжении веков. Нет двух совершенно одинаковых Драконов Хаоса, ибо дары Хаоса воздействовали на каждого по-разному. Некоторые выставляют напоказ свои органы и кости, кровеносные сосуды пульсируют и бьются сквозь оболочку невидимой плоти. Другие покрыты шипами, рогами и шишковатыми выступами или имеют кожу, покрытую веществом камня варпа. Действительно, каждый Дракон Хаоса — это часть непристойной живой скульптуры и грань непостижимого великолепия Тзинча.

Хотя увидеть Дракона Хаоса вдали от Северных Пустошей — редкое (и часто катастрофическое) событие, эти твари тянутся к бурям магии и обладают сверхъестественной способностью появляться, когда такие бури собираются. Многие волшебники, связывающие Дракона Хаоса, часто чувствуют, что на самом деле он не заколдован, а скорее подчиняется своим собственным прихотям.

Весь текст был переведен лично мной прямиком со сканов оригинала.
Отдельная благодарность пользователю Malalit, за идею и помощь с переводом некоторых существ.

29 Сен 2020 в 23:25 12 Окт 2020 в 22:26 Crixalis

Комментарии (16)

  • Прекрасно!
    Поскорей бы увидеть их (особенно драконов) в игре.

    • Drakshaal, если в игре когда-нибудь будет Катай, то драконий бестиарий расширят ещё больше.

    • W1ND, несомненно. Но вот те же Варп-дракон и бронированный дракон уже бы идеально вписались в действующие фракции и лор (скавены, орки, гномы). Да и для карминнового с магмовым думаю место есть.

  • Перевод иногда удивляет, но в целом хорошо

    • Alakazam, первый мой публичный перевод чего-либо, в будущем статья будет несколько дополняться и попутно буду исправлять текст на более читабельный, где прям в глаза бросаться будет

    • Crixalis, Может мне просто привычнее и удобнее, но почему Псоглавые, а не привычные Вульфхегнары?

    • Lord Haarhus, в оригинале они вообще skin wolfes, а вульфхеднары как раз иностранное слово от которого я отталкивался.

  • Картинки перепутаны или не те у части монстров. Например пасть ужаса и кошмарный выводок или к даи.

    • Malalit, моя ошибка. Если Crixalis не успеет раньше, то вечером поменяю.

    • Malalit, W1ND, Пофиксил расположение изображений
      правда у кдаи пропали ссылки на изображения, а как рамку на Пасть ужаса поставить я не знаю…

    • Crixalis, вернул. Клик на изображение->Edit button->CSS-класс изображение == bor.

      Развернуть изображение
      https://i.imgur.com/xYMvFSD.jpg

  • Круто! Спасибо!!!

  • будет ли описание других существ?

    • Tyapych, со временем будут новые добавляться.

    • Tyapych, Да, будут переведены и внесены чудовища из «Liber Necris» и «Storm of Magic», из второй чуть менее половины уже внесено.

  • Обновил статью: внес Черного Дракона, Дракона Хаоса, Саблезуба, Гиганта Костолома, Зоата и Куролиска.

Добавить комментарий