Warhammer Форум Новости Видео Посты Стримы

Total War: Warhammer — Тёмные Эльфы — История

Изгнанный и брошенный, как полагали их собратья, на верную смерть, народ жестоких и кровожадных садистов, именуемых друкаями, мальтирас (народ северных земель) или же наггароти (так звали жителей затонувшего Нагарита).

Армия | Механики | История

Проигравшие в гражданской войне за свою родную землю, вынужденные мигрировать на далекий северо-запад Нового Света, в Страну Холода, сплоченные жаждой отмщения и кровопролития, они не только выжили, но и преуспели, в отличие от своих кровных родичей, в развитии не философском и поэтичном, но ужасном и жестоком.

Нагарит являлся хранилищем великого знания и славился прекрасными продуктами эльфийского искусства. Но процветание породило новое, ужасное учение, известное как Культ удовольствий, во главе с его верховным лидером, королевой Морати. На деле же этот культ был посвящен Тёмному князю, Повелителю Наслаждений. Новая вера обрела невероятную популярность среди населения. Вскоре многие аристократы стали предаваться порокам и грехам под покровительством культа, даже не подозревая, что навеки отдаются в объятия Хаоса.

Первым среди эльфийской знати сомнения посеял Малекит, ребенок Морати и Короля-Феникса Аэнариона. Он заявил, что участники и члены Культа удовольствий проникли во все процессы жизнедеятельности, угрожая духовной чистоте всей эльфийской расы. По приказу Короля-Феникса Бел Шанаара, агенты Малекита арестовывали и допрашивали любого, кого подозревали в связях с культом.

Малекит давно желал занять Трон, ведь Совет лишил его этого права, объявив недостойным власти.

Малекит явил Ултуану свою истинную личину узурпатора. Пламя Феникса – древнее испытание чистоты души будущего владыки Ултуана – безвозвратно опалило плоть Малекита и отвергло его сущность. Малекит со своими сподвижниками бежал в Нагарит.

Началась гражданская война: наггароти и их союзники против всего Ултуана. При поддержке старейшин и эльфийской знати Королем-Фениксом был объявлен Каледор. Он пошел на Нагарит войной. Поражение Малекита в битве при Малдоуре обратило наггароти в ещё большее отчаяние, и они обратились к запретным тайнам тёмного колдовства. Накануне битвы при Малдоуре Малекит был объявлен Королем-колдуном, в основном из-за страшных ожогов, оставленных отринувшим его пламенем.

Малекит погубил Нагарит, большая его часть была поглощена Великим океаном. Та же участь постигла и юг Тиранока. Малекит попытался разрушить магический вихрь острова Мёртвых, разделявший смертный мир и Царства Хаоса. Он надеялся заручиться поддержкой демонических сил Варпа в борьбе против Каледора. Но сам Каледор Драконоборец явился из мглы времен вместе с магами-героями, обреченными вечно поддерживать вихрь. Они отразили заклятие Малекита и заставили океан подняться огромными волнами, затопившими Тенеземелье, погубив огромное количество наггароти.

Однако Малекит предвидел возможность неудачи и отдал приказ о строительстве кораблей. Крупнейшие из них – огромные плавающие крепости – были именованы Чёрными Ковчегами. И когда произошла катастрофа, некоторым наггароти удалось бежать. В древних сказаниях говорится, что Чёрные Ковчеги – это дворцы наггароти, поднятые над гибнущей землей и удерживаемые на плаву могучим колдовством.

Изгнание наггароти из Ултуана завершилось морским сражением при Делос’Шолас. Асуры позволили выжившим бежать в холодные северо-западные земли, надеясь, что там они и погибнут. Но далеко не всему в этом ужасном и жестоком мире суждено сбыться…

   Тираны Наггарота

Повелители Ужаса и Сюзерены являются так называемыми благородными правителями Наггарота. Они — хорошие льстецы и мастерские стратеги, которые прошли не одну сотню полей брани. Их эгоизм и высокомерие, порожденные высокородностью, могут тягаться только с мастерством, отточенным в бесчисленных веках неутомимой войны.

Командиры Темных Эльфов полагаются на запугивание и кровопролитие, нежели на свой личный пример: в Наггароте уважение не стоит ничего, если оно не было закалено страхом. Большинство низкорожденных Темных Эльфов предпочтут смерть в руках врага, нежели гнев разочарованного лорда. Враг, по крайней мере, гарантирует тебе быструю смерть, и не заставит твою семью оплачивать кровавый долг за неудачу родича.

Темных Эльфов поддерживают страдания, которые они причиняют другим, и даже благорожденные отпрыски не имеют от этого никакой защиты. Те немногие, кто доживают до определенного возраста, отправляются в длительную морскую рейдовую экспедицию, называемую Хексир-походом. Друкаи не терпят никаких проявлений слабости, и если благородный во время похода не проявит себя, его может ждать несколько вариантов кончины: некоторых убивают соперники, кого-то собственные родственники, не желаемые терпеть такой позор. Хексир-поход — лестница, способная, как возвысить в обществе, так и навеки поставить крест на жизни Друкая. Благородный, потерпевший неудачу во время похода, часто гибнет в ближайшем времени после возвращения, а если и нет, то он уже никогда не станет Повелителем Ужаса.
Параноидальные Дручи установили закон, не позволяющий низкорожденным приближаться к благородным менее, чем на длину трех вытянутых мечей. Приближенные имеют право на длину двух вытянутых мечей, а телохранители могут стоять на расстоянии длины одного вытянутого меча. Ближе дозволенно приближаться только любовникам, игрушкам и врагам.

Большинство Повелителей Ужаса обязаны положением своим предкам, чьи деяния смогли принести пользу Королю-Колдуну. Другие получают силу и власть посредством получения от Драхау — назначенными правителями шести великих городов Наггарота, «железного приказа». Его обладатели обладают почти неограниченной властью по отношению к подчиненным Драхау (часто всем эльфам находящимся на территории владений Драхау). Но если Друкай потепит неудачу, железный приказ расплавляют и льют провинившемуся прямиком в глотку. Такова цена неудачи в Наггароте.

 Ассасин Кхейна

Ассасины — мастера ловкости и убийственной магии, обученные с самого детства, как избранные воители Кхейна. Они передвигаются тихо и не заметно, даже по меркам эльфов. Ассасин с закрытыми глазами способен пройти босым по фаланге из копий и находить самые слабые места тела или доспеха своего противника.

Культ Кхейна позволяет Высокородным пользоваться услугами Ассасинов в обмен на рабов для жертвоприношений, богатства или политические привелегии. И хоть цена высока, навыки ассасинов таковы, что цена не имеет особого значения. Большинство ассасинов ведут свою торговлю смертью в Друкайских городах, они предлагают устранение конкурентов и помощь в переворотах против правящих семей. Некоторые адмиралы нанимают ассасинов для того, чтобы те обучали корсаров или для разведки в месте будущего рейда. Также они часто используются для поддержания лояльности к Повелителю Ужаса в его полках. Ассасины — мастера маскировки, и именно это сводит вероятность поднятия мятежа к минимуму, ибо никому не ведомо, для чего именно Ассасин находится поблизости, и не пришел ли он за кем то.

Ассасины — профессионалы использования ядов, они имеют их великое множество: от смертельных до вызывающих паралич. Одна царапинка с нанесенным на клинок ядом способна обратить жертву в вечный приступ агонии, заставляя нервы гореть, сердце взрываться, а кости крошиться и ломаться. Ассасины получают огромное удовольствие от ужасных кончин своих жертв и могут поддерживать жизнь в них на протяжении многих дней. Часто они могут получить от пленника нужную информацию гораздо быстрее черепашьих расследований типичных дознавателей Наггарота.

  Чародейки

Эльфы имеют природные способности к управлению изменчивыми Ветрами Магии. В древние и давно забытые дни, они обучились секретам контроля и манипулирования этой магической силой от Сланнов, сильнейших слуг и первых детей древних. И все же, даже не смотря на все мастерство Эльфов, они видели границу силы, которую могут использовать. Так они предотвращали риск потери рассудка и углубления во внутрь гнилостной энергии Хаоса.

Именно Морати первой отважилась ступить в эту запертную территорию исследований. Пройдя через темные ритуалы и кровавые жертвоприношения, она смогла подчинить и направлять энергии Хаоса по своей воле. С этим знанием — оскверненной магической силой — Морати вскоре начала плести и создавать заклятия настолько свирепой силы, какие Эльфы не знали раньше. И по эти дни, Темные Эльфы обучаются искусствам колдовства, практикуясь в управлении этой непредсказуемой силой.
Главными среди магов Наггарота являются сестры Темного Конвента чародеек, объединенных в великой крепости Гронда. Конкурентство в Темном Конвенте жестоки и ужасны. Те, кто переживает амбиции своих сестер, обучаются одной из сильнейших школ магии в мире. Они способны призывать демонов, метать бури осколков в ряды врагов или же поглощать сущности с помощью темной энергии.

Оба пола Темных Эльфов одинаково способны к искусству магии, но мужчины-колдуны в Наггароте подвергаются преследованиям, пыткам и казням. Королю-Колдуну известно пророчество о его гибели, в котором говорится, что мужчина маг оборвет его жизнь. Малекит, предельно осторожный в подобных вопросах, делает все возможное, чтобы сократить количество мужчин-магов в пределах его владений. Но все же известны случаи, когда Темный Конвент, и, что почти не случается, Храм Кхейна, берет мага под свое крыло. В таком случае, мужчине дозволено обучаться магии и свободно её практиковать. Однако в Темном Конвенте зачастую мужчины не способны тягаться с женщинами-чародейкам, и потому обрекают себя на безвременную смерть.

Повелитель Ужаса должен быть достаточно влиятельным, для того чтобы приобрести в свои ряды выходцев Конвента. Искусство Темной Магии преподается и изучается Чародейками Гронда. Они способны взывать к силе Ветров не хуже, чем маги Ултуана. Враг может быть испепелен вращающимися огненными штормами, превращен в кристалл, разорван лозами с шипами на лоскуты, подвергнут удару молнии или же превращен в солидный слиток золота. Чародейки не видят пределов пользования магии во время битвы, потому, Повелители Ужаса не рискуют спускать с них глах.

Верховные Укротители:

 Владыки зверей

Повелители зверей Клар Каронда и Каронд Кара могут командовать даже самыми неуправляемыми тварями, попавшими в их руки. Отчасти это было бы невозможно без полной преданности своему мучительскому ремеслу и отсутствию эмпатии. Эльфы имеют поразительную, мистическую гармонию с миром природы. В то время как Асуры и Азраи осознают эту связь, как отличную возможность для помощи и общению со зверями, друкаи, и, в частности Укротители, лишь включили эту возможность в свой арсенал оружия и принесения мучений. Не имеет значения, что за зверь стоит пред Укротителем, будь то яростная Мантикора, подлая Гарпия или же мудрый Каледорский Дракон. Все подчинятся воле Повелителя зверей и будут служить лишь инструментом для достижения его желаний.

 Колесницы Бичевателей

Владыки Зверей всегда в поиске свежих объектов в абсолютно разных местах, будь то поле боя, гладиаторская арена или что-либо еще. Мелкие группы Укротителей рыскают по полям, скалам и пещерам, желая найти достойную добычу. Вооруженные колкими сетями и гарпунами, прикрепленными к прочным цепям, они заманивают свою жертву в ловушку и обездвиживают её. Попав в плен, зверь надежно прикрепляется к задней части колесницы и тянется за ней много миль обратно в Клар Каронд, где его ждет лишь рабство и мучения, конечно же, если зверь вообще переживет это путешествие.

Колесницы Бичевателей — обычное зрелище на полях боя, где во вражеских рядах они ищут подходящих кандидатов, а если таковые не представятся, то с радостью вымещают свое разочарование, как только могут, пронзая гарпунами и разрезая их на двое, после чего не гнушаются скармливать останки врагов своим голодным подопечным.

Воины Городов Тьмы

Основа армий Темных Эльфов строится вокруг беспощадных воителей, обученных в резне на улицах и бойцовских ямах городов Наггарота. Такие воины призываются к службе, но лишь некоторые достаточно дисциплинированы для серьезных сражений, и часто они используют способ ведения боя, который им нравится.

Воины Дручи:

  Темные Панцири

Многие Темные Эльфы предпочитают оружию ближнего боя многозарядные арбалеты. Это оружие, приносящее смерть издалека, способно выпускать целые очереди болтов. Их зовут Темные Панцири, и частенько они занимают позиции в тылу построения, с целью остановить начальный натиск врага с помощью болтов с тяжелыми железными наконечниками. Другие воины часто упрекают Темных Панцирей за их нелюбовь к ближнему бою. Темные Панцири очень гордятся своей точностью и проявляют не меньшую беспощадность, чем их коллеги. Для этих стрелков смертельный выстрел в глаз или сердце является менее предпочтительным, нежели в переплетение кишок, что никак не убавляет их смертоносности, но гарантирует, что последние мгновения жизни смерти жертвы будут сопровождаться ужасной агонией.

 Тусклые Клинки

Все Темные Эльфы эгоистичны и самолюбивы, но Тусклые Клинки опережают в этом многих. Каждый из них верит, что он величайший воин эпохи, не нуждающийся в помощи, и не знающий страха. Тусклые Клинки отказываются от копий и многозарядных арбалетов, считая, что первое — оружие крестьян, а второе — оружие трусов. Вместо этого они предпочитают тонкие дуэльные клинки, которые с легкостью минуют защиту врага, пронзая сердце или глотку.

 Копья Ужаса

Копья Ужаса считают себя истинными солдатами, и смотрят на Тусклых Клинков, как на самолюбивых авантюристов, не имеющих и малейшего представления о военном деле. Через кровь и упорство они осознали силу дисциплины. Они любят строиться в натуральную стену щитов с торчащими из маленьких щелей наконечниками копий. Копья Ужаса — надежные бойцы, вокруг которых Повелители Ужаса часто строят всю свою стратегию. В то время, как толпы из диких, неконтролируемых воинов при первой возможности рванут в гущу битвы, Копья Ужаса будут стойко отстаивать ключевые позиции и вести удачные контр-атаки.

Разорители Света:

Темные Эльфы бесчинствуют и грабят другие королевства, считая, что их безудержная сила и неуемная жестокость оправдывает их нужду в подобных хищничествах. Некоторые добились немалых высот в таких темных делах, и отныне они единогласно стремятся ограбить, поработить или уничтожить любое доступную им жертву.

  Корсары Черного Ковчега

Печально известные по всему миру рейдеры, тратящие всю свою жизнь лишь на разорение далеких земель, они — дорогие и уважаемые ячейки общества наггароти, воплощающие в себе его основные черты: стремление к славе и богатству. Вечная жизнь рейдерских флотов опасна и тяжела, но каждое успешное плавание возвышает капитана и его команду, вернувшихся нагруженными богатством и рабами, и не снившимся большинству горожан. Далеко не редкость, когда они проводят годы и десятилетия в море, возвращаясь домой лишь когда их трюмы ломятся от добычи.

Пираты Черного Ковчега предпочитают быстрое оружие, дающее им преимущество в бою лицом-к-лицу. Сабли, пронзающие кинжалы и зазубренные ножи так же привычны им, как и многозарядные арбалеты. Корсары не любят щиты и металлические доспехи, предпочитая им плащи и шкуры Морских Драконов, защищающие от ранений не хуже. Также они носят с собой ужасный набор из колючих сетей, гарпунов и зазубренных цепей. Эти инструменты полезны не только при штурме вражеского корабля, но и при поимке бегущих жертв, которых отныне будет ждать ужасная и невероятно мучительная смерть.

   Тени

Предки теней, или же отари, когда то правили Клар Карондом, но были преданы и изгнаны своими сородичами. Отныне, большинство их племен живет в горах Черного Хребта, перемещаясь сквозь лес и острые каменные выступы будто призраки. Отари ненавидят и не терпят, когда горожане переступают границы их владений, они безжалостно ловят нарушителей и загоняют в рабство, убивают или даже съедают. Каннибализм в кругах Теней — не редкость. Но одновременно с этим, они радостно шагают в первых рядах, когда Король-Колдун отправляется на войну. Их жизни жестоки даже по меркам Друкаев. Каждый день — отчаянная борьба за выживание среди ужасных тварей, обитающих в горах. Каждая ночь — звуки ритуальных барабанов, жертвоприношения своих родичей и смертельные дуэли.

Выносливость отари делает их отличным дополнением к любой флотилии, и по этой причине, многие Повелители Ужаса готовы отдать немало богатств, чтобы заманить их к себе. Когда армия атакует, Тени пробираются в тылы и фланги вражеских рядов. Из этих позиций они беспрепятственно поливают туши врагов болтами с черными, закаленными наконечниками, или с легкостью ломают боевые машины.

Флотоводцы Черных Ковчегов

Чтобы заслужить(или захватить) власть над Черным Ковчегом и относящемуся к нему флотом, у Дручи уходят столетия. Не удивительно, что Флотоводцы — одни из самых безжалостных представителей своей расы. Они мастера мореплавания и им известно, что далеко не всегда «верная команда» и правда является таковой.

   Темные Всадники

Давным-давно во времена ужаса и великих героев, когда орды Демонов Хаоса бесчинствовали на Ултуане, зоркие посланники Нагарита, Вороньи Герольды, всегда находили любые следы демонического присутствия и давали бой ужасным тварям из варпа. Темные Всадники носят плащи из вороньих перьев, молясь о том, чтобы Вороноголовый бог Нету сохранял их скрытыми от глаз врагов. Во время гражданской войны, Темные Всадники заработали более мрачную репутацию. Они странствовали по прилегающим к Нагариту территориям, сея там страх, сжигая деревни и доводя их жителей до безумия и дикарства.

И по наши дни, Темные Всадники — посланники и налетчики одновременно, они доставляют сообщения между великими городами Наггарота, или же углубляются в территории других земель, где выступают герольдами разрушения. Их лошади — когда-то чистокровные нагаритские скакуны, сейчас искажены магией и отныне являются лишь темной и искаженной версией самих себя.

В бою Темные Всадники предпочитают нападать на фланги и тылы противника, уничтожая боевые машины и обрушиваясь на ряды войск-поддержки. Они известны тем, что никогда не оставляют бегущих врагов в живых, но при этом невероятно долго растягивают мгновения паники и отчаянного стража убегающей жертвы, прежде чем нанести последний, останавливающий ритм сердца, смертельный удар.

 Колдуны Рокового Огня

Когда Малекит ознакомился с пророчеством о своей гибели, он обрушил весь свой гнев против Колдунов Рокового Огня из Хаг Граефа. Боясь, что они поднимут мятеж, Король-Колдун проклял их опустошением. Души их отныне находятся между царством смертных и Варпом. Когда остальные Эльфы боятся окончания своей жизни в руках Слаанеш, Колдуны Рокового Огня с каждым днем лишь сильнее ощущают влияние Темного Князя на них. Ужасные темные руны въелись в их плоть, обжигая их изнутри. Это действо не прекратится, пока колдун полностью не сгорит изнутри и не отправится в цепкие лапы Слаанеш. Но этого можно избежать, принося в жертву других вместо себя — души мощнее и ярче, чем у проклятого.

Колдуны Рокового Огня обрушиваются на деревни в мертвой темноте, ища подходящих жертв. Облаченные в тени, они проходят сквозь оборону, словно фантомы, и крадут добычу из лож противников, после испаряясь в ночи. Когда армии Темных Эльфов идут на войну, Колдуны объединяются с ними в надежде найти достаточно могущественных воинов для совершения своего мерзкого ритуала. В этом им помогают проклятые скимитары, способные лишить абсолютно всех чувств лишь одной царапиной. Живые, но абсолютно не мыслящие жертвы уводятся с поля боя, на несколько дней удовлетворяя непомерные аппетиты Слаанеш…

Рыцари на Холоднокровных:

Холоднокровные — рептилии, обитающие в глубоких и мрачных пещерах и туннелях, коими кишит Хаг Граеф. И хотя их часто путают с холоднокровными ящерами Люстрии, Науглиры — это потомки настоящих драконов, которые однажды правили небесами. Их холодная плоть абсолютно невосприимчива к боли, а их тела выделяют токсичную слизь. Темные Эльфы способны выдерживать небольшой контакт с ней, а также делать из нее некоторые зелья. Когда Науглир действительно приручен, его немедленно делают скакуном Наггаротского рыцаря. Имея эффект стайной охоты, они невероятно тупы, кровожадны и обжорливы. Для возможности оседлать эту тварь, Друкай должен обладать немыслимой силой воли и мощью. Темные Эльфы уважают и страшатся силы этих существ.

  Рыцари на Холоднокровных

Рыцари на Науглирах считают себя лучшими воинами всего Наггарота. Они благородны и полны амбиций, а их воинские способности возносят их от прочих кавалеристов низших рас. Оружие рыцарей — обычно самое дорогое, какое можно купить в городах мальтирас: длинные мечи, заколдованные на вечную остроту, огромные копья, способные без труда пробить чешую Дракона. Их скакуны, по сравнению с ездовыми питомцами прочих рас, превосходны: не важно, как хорошо натренированы или насколько тщательно выведены кони — они не способны тягаться с ужасными ящерами Наггарота.

Дручи, взявший в ездовые эту тварь, без предупреждения атакует любого, кто подойдет достаточно близко, ибо Науглиры не считают теплокровных ничем, кроме добычи. Они очень опасны, и не редки случаи, когда благородный всадник становится растерзанным своим собственным скакуном, к большому развлечению его соперников. Чтобы избежать этого, Темный Эльф должен долго и тщательно обмазывать себя его слизью, для того, чтобы Науглир принял его за члена стаи. Слизь обладает свойством сжигать ноздри, калечить кожу и уничтожать рецепторы. В связи этим, рыцарь надолго утрачивает возможность ощущать вкус или запах еды, и даже не ощущает касаний своего возлюбленного. Холоднокровный — не просто не знающий страха боевой зверь, но также и прямое отражение амбиций и храбрости своего всадника. Для многих цена за такого питомца непосильна, но те, кто дают клятву верности Королю-Колдуну, получают достойную награду, как политическую, так и физическую. Рыцари Наггарота, на ряду с Сестрами Резни, не считают Эльдразора, Владыку Клинков и Повелителя Воинских Искусств, низшим богом, а наоборот, часто взывают к нему, молясь о том, чтобы он одарил их клинки еще большей смертоносностью, а их самих ловкостью и силой.

 Колесницы с Холоднокровными

Те немногие Рыцари, обрадовавшие Малекита своими деяниями и мастерством, награждаются Колесницами, созданными специально для Холоднокровных Наггарота. Эта машина — признак огромного влияния и силы своего хозяина. Однако часто возничий теряет контроль, не справляясь с буйственным характером Науглира.

Если же экипаж доезжает до битвы, справясь с мятежным нравом Холоднокровного, они катятся по полю, словно Боги Войны, пробивая любую защиту, будь это даже стена копий. Науглир сокрушает врагов, как физически, так и морально, немногие способны сражаться, осознавая то, что перед ними находится один из ужаснейших и бесстрашнейших хищников мира.

 Черная Стража Наггаронда

Черная Стража — личная гвардия Малекита, защищающая его от всего. Они с детства забираются из семей высокородных, пользующихся милостью Короля-Колдуна, и прямо с рождения их начинают обучать воинскому искусству. Без семьи, отвлекающей их, они растут в бараках Черной Стражи и обучаются там навыкам смерти и разрушения, которые так присущи избранной элите Малекита.

Как только становится возможно, эти юные воины соревнуются в беспощадных и кровавых дуэлях, в которых побеждает сильнейший и хитрейший. Таким образом и идет отбор в ряды Черной Стражи, и более половины претендентов умирает. По мере того, как эти воины взрослеют, Король-Колдун регулярно навещает их и щедро награждает за проявленную жажду крови и неумолимость. Когда кандидаты, наконец, достигают совершеннолетия, Малекит дарует каждому огромную власть и земли, которые будут принадлежать им, если они прослужат в гвардии более двух сотен лет.

Те Темные Стражи, которые переживают этот неумолимый отбор, должны продолжать свою службу, чтобы стать правителями городов, лидерами армий и любимыми членами двора Короля-Колдуна. Однако эта обещанная щедрость редко исполняется: на службе у Малекита есть невообразимое множество способов умереть, в том числе и став козлом отпущения за ошибки Правителя Наггарота. Но риск пропорционален наградам, и потому каждый гвардеец без раздумий пойдет даже на смерть. Они — непробиваемый бастион прочной темной стали, и будут стоять там, где другие падут, сражаясь с решимостью, способной без труда превратить поражение в победу, а победу — в славную резню.

Казармы Черной Стражи разъединены на двадцать башен, которые показывают сильнейших членов гвардии. Король-Чародей достойно поощряет конкуренцию между башнями, и каждый год в начало Сезона Крови проводится турнир, в котором решается, какая из башен будет господствовать над остальными весь следующий год. Лидерами этих башен являются Хозяева Башен, ветераны черной гвардии, настолько углубившиеся в свое темное ремесло, что решили продолжить службу у Малекита даже после двух веков и исполнения долга. Эти закаленные воины правят башнями железной рукой, следя за тем, чтобы Башня не была опозорена нарушением дисциплины, или, что гораздо хуже, просьбой о милосердии за это нарушение.

 Хар Ганетские Палачи

Хар Ганет — духовный центр ремесла Кхейна с множеством великих храмов, посвященных Владыке Убийства, с доминирующими над городом их вершинами. Именно отсюда Хеллеброн командует Эльфийскими Ведьмами, приносящими сотни жертв на алтарях Кхейна. В Хар Ганете произошла первая масштабная церемония казни. В честь великой победы над Асурами, осаждающими город, стражники Хар Ганета привели тысячи пленников к храмам Кроваворукого Бога и всю ночь проводили кровавые ритуалы в его честь. Нельзя описать радость и наслаждение, которые ощутили Друкаи, глядя на затопленный кровью город и скачущие повсюду головы. С тех пор подобное стало естественным в стенах Хар Ганета, и лучшим наказанием за преступление.

Стражи Хар Ганета прославились по всему Наггароту как Палачи. Каждый из них проводит половину своего дня в роли часового, а вторую практикуется во владении оружием. Иногда это принимает форму спарринга, но чаще всего тренировки проводятся на пленниках и преступниках. Палачи — не безумные убийцы, но хладнокровные убийцы, выполняющие свой долг с холодной безмятежностью. Они гордятся тем, что способны лишить жизни своих врагов ценой минимальных усилий. Говорят, что обученные Палачи способны убить любое существо одним-единственным ударом, будь это обезглавливание, потрошение или же точный удар в сердце.

Они — бессердечные убийцы, которые видят свою службу священной. В отличие от остальных Темных Эльфов, они не соревнуются в мучении своих жертв, убивая их быстро и чисто. Палачи тренируются на протяжении целых столетий, изучая все возможные углы для удара, и все возможные обстоятельства, доходя до изучения упругости костей, и шанса рикошета меча от них.

Каждый Палач использует — драйх, церемониальное оружие по своему призванию. Каждый драйх куется лично своим хозяином, под строгим надзором оружейников Храма Кхейна. Палач оттачивает не только свои личные кровавые навыки, но также и навыки владения своим оружием, превращая их в одно целое. Драйхи куются такой формой, которую выберет их владелец, но некоторые предпочитают тяжелые лезвия, похожие на топоры, другие — тонкие клинки. Независимо от внешнего вида, это грозное оружие, созданное для лишения врагов жизни, одним, смертельным ударом.

 Сестры Резни

Для ужасных Друкайских развлечений в Наггароте можно найти множество мест, однако, мало что пользуется такой же популярностью, как гладиаторские арены. Каждый город имеет, по крайней мере, один подобный амфитеатр, где битвы идут не на жизнь, а насмерть, на потеху кровожадной толпе. Тут на усыпанном костьми песке, гладиаторы сражаются с предателями, монстрами и ордами накаченных наркотиками рабов. Воинам, которые считают это ремесло профессией, а не наказанием, бои на арене гарантируют выживание и славу.

Сестры Резни — безусловные Королевы Арены, первые среди гладиаторских гильдий. Когда-то их было не более дюжины — отвергнутых дочерей ныне забытого всеми опозоренного дома. Они посвятили свои жизни Эльдразору, Владыке Клинков, чтобы он благосклонно смотрел на их жажду мести. Теперь, когда месть давным-давно давно высечена на костях предателей их семьи, Сестры Резни разрослись от небольшого отряда до тысячи великих мастеров битвы. Их анклавы отныне есть во всех великих городах мальтирас, а легенды о них дошли даже до самых далеких берегов. Что же касается Эльдразора, он несказанно доволен результатами своего покровительства — ранее полу-забытый бог Эльфийского Пантеона, с возвышением своих дочерей нарастил свою мощь и возвысился сам.

Сестры живут сражением. Каждый их удар быстрый, словно рывок гадюки, вспарывающий кишки, и абсолютно непредсказуем. Те, кто не видел Сестер Резни, насмехаются над ними, не веря, что инстинкт — как бы он не был отточен, не может сравниться с дисциплинированным обучением. Эти сомнения сохраняются до тех пор, пока скептик не увидит своими глазами, как одна Сестра пробивает себе путь сквозь группу Демонов, или не узрит, как три гладиаторши разрывают разъяренную Химеру на лоскуты с такими паттернами атак, кои невозможно предсказать даже самому профессиональному фехтовальщику.

Большинство Сестер проводят свои жизни на аренах, творя свое кровавое ремесло на потеху радостной толпе. Однако для некоторых наступает время, когда ритуалы арены становятся неосуществимыми. В это время особо удачный Повелитель Ужаса может наткнуться на группу Сестер, жаждущих проверить свои боевые навыки на поле брани. Очень редко полководцы отказываются от такого предложения, ведь Сестры Резни не требуют абсолютно никакой добычи, желая лишь проверить свои навыки.

Многие налеты Темных Эльфов сопровождаются презрительно смеющимися женщинами-воинами, танцующими по полю с великолепной грацией. Враги, натренированные военным построениям и стенам из щитов, становятся легкой добычей. Сестры — молниеносные убийцы, прыгающие по щитам и бросающиеся в сердце формации врагов, ошеломляя и убивая их. Через считанные мгновения выжившие бросают свое оружия и бегут, но Сестры не обращают на них никакого внимания, они впадают в кураж битвы, перемещаясь от одного врагу к другому, желая найти того, кто будет соответствовать их мастерству.

Невесты Кхейна

 Эльфийские Ведьмы

Эльфийские Ведьмы — самые жестокие и бессердечные представители своей расы, живущие лишь для исполнения воли Кхейна и устраивающие кровавые жертвоприношения. Их обряды — это кровавые бойнища. Все еще бьющиеся сердца жертв вырываются из груди жертв и метаются в огонь, корчащаяся плоть вымазывается кровавыми рунами, а алтари украшаются внутренностями несчастных пленников.

И все же, эти церемонии лишь часть ремесла Эльфийских Ведьм — настоящие обряды проводятся на полях сражений. В канун войны они испивают смешанную с ядовитыми травами кровь, вводящую их в божественное неистовство. Будучи тронутыми своим богом, они не заботятся о собственной защите, думая лишь о том, как обратить врагов в участников их кровавой оргии резни. Грации в их нападениях мало, часто они просто обрушивают яростный вихрь ядовитых клинков на ряды врага. К несчастью переживших их нападение, в конце боя они часто умирают в любом случае. Эти бедные души будут разорваны в диких празднествах победы — их кровь стала подарком для вечно-жаждущего Бога Убийства.

 Смертоведьмы

Смертоведьмы — верховные жрицы Эльфийских Ведьм, хранительницы тайн Кхейна. Именно они варят зелья, вгоняющие Эльфийских Ведьм в буйство и яды, наносящиеся на их клинки. Им известны тайные имена Кроваворукого Бога, способные благословить их оружие ядом, отравляющих врагов яростным безумием битвы.

 Кровавый Котел

Кровавые котлы считаются дарами Кхейна, данные Эльфийским Ведьмам как награду за единогласную преданность своему делу. По крайней мере, таким было условие Морати, подарившей Культу первый из них. Каждый из котлов наполняется кровью бесчисленных жертв. Удивительно, но он никогда не наполняется полностью. Котел всегда сохраняет одинаковый уровень вне зависимости от того, сколько литров крови жертв нальют в него; как будто сам металл Котла поглощает ее в своей неумолимой жажде крови.

Каждый Кровавый Котел хранит в себе множество темных чар, и при достаточном знании, Смертоведьма способна получить к ним доступ. Главная его способность — возвращение молодости окунувшимся в него. Морати хранит тайны котла, приберегая их для себя, все же остальные должны постоянно повторять процесс окунания в него, или же рискуют вновь стать дряхлыми старухами. Таким образом, Высшая Чародейка Гронда обеспечивает себе верность Эльфийских Ведьм, имеющим непреодолимый соблазн вечной красоты.

Кровавые Котлы надежно хранятся в Великих Храма Кроваворукого Бога, но обычно один их них появляется на поле брани, когда Эльфийские Ведьмы идут на войну. Зловещий дух Владыки Убийства, привязанный к Кровавому Котлу, вдохновляет Темных Эльфов на неумолимую жажду убийства, которая прекратится лишь тогда, когда закончится кровь, которую можно пролить.

 Кровавое Святилище

Тысячи лет назад Кровавые Медузы были очаровательными колдуньями Гронда, использовавшими магию и кровавые ритуалы, чтобы превзойти красоту самих богов. Этим они привлекли внимание тщеславной и нетерпящей конкуренции со стороны смертных богини Атарти, Леди Желания. Она прокляла выскочек и лишила чародеек их прекрасных черт, и заключила в корчащиеся от боли змееподобные тела. Но даже этого ей показалось мало, она лишила ведьм разума, оставив лишь сожаления и воспоминания о их былой красоте. Морати, считавшая, что красота не должна поддерживаться магией, изгнала своих бывших сестер из стен Гронда. После она поблагодарила Атарти за заслуженное наказание и приступила к пополнению рядов Темного Конвента.

Теперь Кровавые Медузы снова служат нуждам Морати, хоть и иным способом, нежели раньше. Когда Темные Эльфы идут на войну, Высшая Чародейка посылает своих верных воителей в пещеры под Злобными Вершинами в убогие логовища проклятых. Те кто выживают, возвращаются в Гронд с ценными пленниками — Кровавыми Медузами со связанными когтями и масками на лицах. Согласно приказам Морати, их помещают на великие святилища Атарти и с помощью темных чар перемещают в первые ряды армии.

Взгляд Кровавой Медузы — кошмарное оружие. Cтоит жертве хоть на мгновение встретится с ней глазами, как ее кровь яростно закипает, выливаясь из каждого возможного отверстия тела, пока измученное тело не рухнет в лужу собственной крови. Именно поэтому жрицы-хранительницы святилищ, верные последователи Богини Желания, очарованные самим фактом поклонения ей, носят маски, отполированные до зеркального блеска. Те, кто сражаются против святилища, к несчастью замечают, что их разум искажен эхом отчаяния прикованной медузы. Все, кроме Темных Эльфов. Ведь для них ощущение отчаяния и страдания — пьянящий и обвораживающий напиток, смешанный с привкусом свежепролитой крови.

Известные Личности

 Малекит

Король-Колдун Наггарота

Король-Колдун — верховный правитель Наггарота, и извечный враг Асуров. Давным-давно он желал одеть корону Ултуана, но пламя Асуриана отвергло его, испепеля плоть и отравя его душу вечной ненавистью. Годы спустя Малекит много раз пытался стереть Ултуан с лица земли, но каждый раз оказывался жертвой своей ужасной судьбы, и все разы был побежден. Король-Чародей бессмертен и знает, что те, кто считают себя сильнее его, рано или позно умрут. Дни идут, как и день расплаты за все долги и обиды, принесенные Малекиту, и он сделает все возможное, чтобы приблизить его.

Снаряжение:

Уничтожитель

Выкованный лично Королем-Колдуном, этот клинок — символ решимости Друкаев уничтожить Асуров и все их труды. Простейшего касания этого оружия хватит, чтобы уничтожать заклинания, и высасывать разум рискнувшим приблизиться волшебникам.

Полуночные Доспехи
Рунические доспехи, выкованные из твердейшего метеоритного железа и защищающие от любого смертного оружия.

Высший Магический Щит
Высший Магический Щит поглощает любую магию, а затем высвобождает поглощенную энергию обратно во врага.

Железный Венец
Говорят, Железный Венец старше всей Эльфийской расы и является источником огромной магической силы.

 Морати

Высшая Чародейка Гронда

Вся жизнь Морати — сплошные интриги и манипуляции. Кто знает, сколько темных деяний Аэнариона были посеяны в его разуме благодаря ей, или как бы могла измениться история Эльфов, не взяв он ее в жены? И все же, она была женой величайшего Короля-Феникса. Убитая горем, Морати поклялась, если ее муж больше не сможет править Эльфами, ее сын займет его место.

И по эти дни она преследует эту цель с сверхъестественной целеустремленностью. Сотни лет она обучала Малекита всему, что знала сама о государственном управлении и магии, усердно поддерживая его власть на троне Наггарота. Когда Король-Колдун дрогнет, она всегда будет готова разжечь угли ненависти в его сердце. Когда он станет жертвой предательства, никто не будет бороться так отчаянно, как она, с целью восстановления его власти.

Морати предпочитает работать за кулисами, чередуя события к своей выгоде, осторожно, выбирая между союзом и убийством. И все же она страшна и в открытом противостоянии, и способна не думая высвободить ужасную силу Хаоса. Ей доступно одно из самых разрушительных магических искусств, и, несомненно, если когда-нибудь Малекит умрет, она использует свои знания, чтобы наблюдать за полным уничтожением мира.

Снаряжение:

Раздиратель Сердец и Темный Меч

Раздиратель Сердец — злая, зачарованная вещь, созданная чтобы добираться до сердец врагов. Темный Меч тоже заколдован, но чарами ослепления и ослабления, лишающими противника сил, даже если он переживет удар.

 Хеллеброн

Кровавая Королева Хар Ганета

Старуха Хеллеброн — первейшая, после Морати, Ведьма-Королева. Однако в то время, как молодость Морати никогда не увядает, красота Хеллеброн почти полностью истрачена, ибо Высшая Чародейка скрывает от нее потайные секреты Кровавого Котла. Это значит, что для восполнения котла требуется все больше крови, а омолаживающий эффект длится все меньше. Когда-то невероятно прекрасная сверх всякой меры, Кровавая Королева отныне должна выдерживать много мрачных месяцев в облике дряхлой и уродливой старухи, жалея о утраченных днях молодости. Этот обман — главная причина, по которой Кровавая Королева ненавидит Морати, и ее гнев лишь растет, возрастая по мере того, как к ней приходит мысль о предательстве, поменявшее бы их местами.

Поэтому в течение многих ночей в году Хеллеброн скрывает свою изувеченную внешность под плащами и капюшонами. Лишь ее ближайшим сторонникам позволено видеть всю картину и ужас ее состарившегося тела. Они поклялись своими жизнями хранить вечное молчание. Только во время Ночи Смерти, когда ее плоть и тело восстанавливаются и наполняются бодростью, Хеллеброн выходит в свет не прячась под темными тканями, упиваясь своей силой и молодостью. Те, кто желает получить ее благословение, должны являться к ней именно в этот период ее нескончаемой радости, потому что в остальное время ее настроение капризно и кисло, и аудиенция с ней чаще всего фатальна.

Какой бы уродливой она не была, она по прежнему остается величайшей Невестой Кхейна. Ее мастерство и познания в способах убийства затмевают даже Морати, слишком отвлеченную в свои колдовские игры, далеко опережая остальных ведьм. Именно Хеллеброн курирует нечестивые обряды Владыки Убийства и диктует священное кредо, которому должны следовать все Эльфийские Ведьмы. Ее касания могут убить, а шепот ее иссохших губ способен открыть самые старые и давно залеченные раны. Куда бы Хеллеброн не ступила, взгляд Кхейна всегда направлен на нее. Кровавое безумие неизбежно охватывает всех кто к ней приближается, игнорируя лишь Эльфийских ведьм, но остальные Темные Эльфы всех мастей и призваний, погруженные в безумие Кхейна, воистину способны утопить в крови целый мир.

Снаряжение:
Меч смерти и Проклятый Клинок
Меч смерти блистает своей убийственной славой, а Проклятый клинок и вовсе живет своей собственной жизнью.
Амулет Темного Огня
Амулет окутывает владельца аурой, сжигающей магию вместо плоти владельца.

 Малус Тёмный Клинок

Отпрыск Хаг Граефа

Малус Тёмный Клинок всегда был честолюбив даже по высоким стандартам враждующих семей Хаг Граефа. Долгие годы он играл в смертельную игру тёмных эльфов, в политику и убийства, и играл хорошо, но в конце концов его жажда власти привела тёмного клинка в лапы существа ещё более тёмного, чем он сам. Слухи о великой силе, скрытой на далёком севере, заставили тёмного клинка отправиться на поиски, которые привели его глубоко в царство хаоса.

Свидетельством решимости тёмного клинка является то, что он не только пережил своё путешествие, но и, наконец, добрался до храма Кул Хадар, в котором можно было найти свою добычу. Увы для тёмного клинка, великая сила внутри храма была чем-то, что не так легко подчинить воле смертного.

Много веков назад демон Слаанеша, Тз’Аркан, был заточён в Кул Хадаре, и теперь тёмный клинок невольно предоставил ему возможность сбежать. Ослепленный алчностью, тёмный клинок стал одержим демоном. В это мгновение его жизнь и душа были потеряны. У него был только один способ избежать своей судьбы — найти пять артефактов силы, которые полностью освободят Тз’аркана из его древней тюрьмы и таким образом восстановят душу тёмного клинка. У него был только год, чтобы добиться успеха, или же остаться в плену у Демона навечно.

Несмотря на то, что поиски занимали каждый час в течение отведённого года, и даже вынудили тёмного клинка убить своего собственного отца, чтобы получить один из артефактов, тёмный клинок, наконец, преуспел в своих поисках. Накануне своей гибели он вернулся в Кул Хадар с артефактами и совершил ритуал, который должен был освободить демона. Но Тз’Аркану удалось обмануть тёмного эльфа. Сбежав из тела тёмного клинка, вероломный Демон похитил его чёрную душу. С этого момента судьбы тёмного клинка и Тз’аркана навсегда переплелись.

С тех пор тёмный клинок стал легендой в Наггароте, как великий воин и лидер, чья ненависть может преодолеть любое сопротивление. Владея Варп-мечом Кхейна, единственным уцелевшим артефактом из тех давних поисков, тёмный клинок проложил путь кровавых руин через ледяной север, используя силу Тз’аркана, когда это было необходимо, но полагаясь прежде всего на свою собственную мрачную решимость и безграничный запас ненависти.

Снаряжение:

Варп-меч Кхейна

это одно из пяти легендарных сокровищ, которые Малус должен был получить в своих поисках, чтобы избавиться от демона, который овладел им.

Тенеклинок

Смерть, что идет неслышно

Тенеклинок — очень молодой ассасин, известный менее 200 лет в правление Малекита. Его репутация, однако — легендарна, а высокомерие глубже бездонного моря. Сказками о его жутких приключениях уже пугают Друкайских детей, а его убийства становятся все ужаснее и дольше, вырастая с каждым днем все больше. Самым известным подвигом Тенеклинка является убийство целого экипажа ястребиного корабля Высших Эльфов. Убивая их в течении нескольких дней одного за другим, он оставил в живых лишь изможденного и измученного капитана, чтобы тот рассказал про безуспешные попытки команды загнать Тенеклинка в угол.

Великие дела Тенеклинка, однако, нельзя подтвердить, ибо никто из живых никогда не видел его лица. Даже Хеллеброн не знает, как он выглядит, а учитель, обучивший его, давным давно пал жертвой клинка своего учителя. Те, кто начинают трепать языком о нем, встречают безвременную кончину. Сам же ассасин очень гордится своими достижениями и тем, что о нём боятся даже думать.

В отличие от большинства ассасинов, верных тому, кто заплатит, Тенеклинок верен лишь Хеллеброн, и она часто использует его для устранения своих политических оппонентов. Похоже, что только Морати остается вне досягаемости Тенеклинка. Возможно, потому что приказ о ее устранении еще не поступил, а может, потому-что у величайшего ассасина Наггарота имеется покровитель, о котором Хеллеброн не известно.

Снаряжение:
Сердце Скорби
Этот огромный рубин бьется и пульсирует, словно живое сердце. Когда его владелец умрет, кристалл разобьется на осколки, пронзающие насквозь все, что окажется неподалеку.
Зелье Дьявольской Силы
Этот экстракт, создаваемый из крови Тролля, желчи Химеры и сердца Гриффона, обитающего в Горах Черного Хребта, сваренный Хеллеброн, даруется лишь ее лучшим послушникам.

Локхир Жестокосердный

Повелитель Кракенов из Каронд Кара

Некоторые Темные Эльфы отправляются в море в поиске мести, но многие всего лишь сбегают от опасностей Наггарота. Но не Локхир Жестокосердный — он был рожден для того, чтобы бороздить моря, нести ужас и огонь другим землям. Именно его прапрадед, Менрит Жестокосердный, первый командовал Черным Ковчегом «Башня Благословенного Ужаса», и с тех пор он навечно прикрепился к их роду. Локхир — последний Друкай этой крови, и по видимому, самый смелый.

После смерти своего отца от руки Ассасина (что необычно, это не было отцеубийственным поручением Локхира, ведь он знал, что его род — обладатели крови, буквально плотнее водной глади), Локхир унаследовал командование обоими Башнями Блогословенного Ужаса и могучим флотом, прикрепленным к ним. Он действовал быстро, чтобы получить лояльность команды; также быстро, как и Матланна, принося в жертву морю бунтовщиков, восславляя Бога Морей. В туже ночь, все еще обтекающий кровью первого офицера, Локхир развернул его новый флот навстречу морю и славному будущему.

Вскоре по Наггароту поползли слухи, о флоте, уничтожившем целые города. Порт Высших Эльфов, Тор Канабре, чьи Драко-корабли давно терроризировали Корсаров Мальтирас, пали за одну ночь, обращенные в пепел Локхиром. Это и подобные деяния, безусловно, не только сделали Локхира более великим, чем все его предки вместе взятые, но и самым влиятельным. Рабы и богатства, потекшие в Каронд Кар, как никогда прежде, заработали Локхиру огромное уважение, если не верность хозяев города. Лучшую добычу он бережно хранит, но для взяток и щедрых вознаграждений золото найдется всегда.

Жестокосердный уважаем своими корсарами, не только за должность, но и за то, что всегда сражается в первых рядах плечом к плечу со своими подчиненными — привычка, от которой адмиралы Темных Эльфов стараются скорее избавиться. Бремя командования никак не сказалось на нем, и он сражается также естественно, как и предсказывает настроение моря. Осознавая, что верность его команды будет пропорциональна его репутации, Локхир стремится убивать героев своих врагов, и украшать их головами палубу своего корабля. Он прекрасно понимает, что каждый череп — еще одна легенда о его жестокости и кровожадности, и, что более важно, причина для потенциальных мятежников сидеть смирно.

Один из его многочисленных великих родственников — Лейтикира Жестокосердная. Именно она, исследуя маршруты асурских торговых судов, направляющихся в Катай и Ниппон, составила подробные карты, отмечающие пути туда. После этого, в Наггароте начался один из лучших периодов существования, Век Кровожадных Налётов и Великой Добычи, а семья Жестокосердных навечно оставила свой след в истории, прославившись как величайшие пираты Наггарота.

Снаряжение:
Красные Клинки
Когда Локхир разграбил великий храм Гильгадреша. Среди всех сокровищ, ему приглянулась статуя самого бога. Находясь прямо в море, она была расплавлена и использована для ковки смертоносных Красных Клинков.
Шлем Кракена
Этот золотой шлем делает владельца воитину ужасающим, прямо как тварь, в чью честь он был назван.

Куран Темная Рука

Капитан Черной Стражи

Куран Темная Рука — самый долгоживущий член Черной Гвардии Малекита, служащий Королю-Колдуну уже около тысячи лет. Его возвышение было подобно комете, он стал Хозяином Башни в течение первого десятилетия своей службы, а затем, спустя пять столетий, стал Капитаном Черной Стражи. Оба этих повышения были омыты кровью прошлых носителей этих должностей. Прошлого Хозяина Башни он задушил волосами, будучи обезоруженным. Капитан Черной Стражи же был сброшен с западной стены Черной Башни. Таковы условия карьерного роста в Наггароте.

Куран — редчайшая вещь в стране, погрязшей в предательстве. Это честная душа, воин, полностью преданный Королю-Колдуну. Такие черты характера почти не ценятся в Наггароте. Действительно, они считаются слабостью, не дающей подняться в ранге, а зачастую и ставящей выживание Друкая в опасность. И все же Куран не только выжил, но и возвысился над остальными. Это можно объяснить фактом, что хоть он и может быть обманут, никто не способен предсказать, насколько стремительны и беспощадны будут действия, когда его интересы будут в опасности.

Даже спустя много лет, большинство дворян недооценивают Курана, принимая его незамысловатые речи за глупое остроумие, а его упорную преданность за слабую волю. Лишь немногие смогут повторить такую ошибку. Некоторые предатели, осторожно шагающие к своей цели, часто становятся выявленными и предстающими перед Советом Малекита, став жертвами инстинкта Капитана. Но куда проще пропасть в темных ночах Наггарота, или же встретиться с ним на поле боя. Для всех кроме Курана, их судьба навеки остается загадкой. Подобные действия не вызывают симпатию у знати, считающей его не более чем простолюдином с амбициями, намного превышающими его положение. Однако смеси врожденного предчувствия и покровительства Короля-Колдуна до сих пор хватало, чтобы уберечь капитана от его врагов.

Куран — остроумен, но его боевые навыки несомненно острее. Никто кроме него не поднимался до такого ранга, переживая бесконечный поток претендентов. Он широко изучил мастерство владения как мечами, так и алебардой у лучших мастеров Наггарота, многие из которых пали во время его обучения. Он сочетает свое мастерство с элементами грязной уличной драки, на что ссылаются многие дворяне, указывая на его непригодность к службе. Любой предмет сгодится за оружие, будь то клинок, камень, кулак, подчиненный или даже отрубленная часть противника. Ему не важно, как ты умрешь, для него важно лишь то, что ты мертв.

Снаряжение:
Багровая Смерть

Эта огромная алебарда — оружие первого Капитана Черной Стражи — Кхалака Грондского. После его смерти это оружие стало передаваться из рук в руки каждому новому капитану.

Доспехи Скорби

Магические доспехи, впервые надетые Арнаэтброном, ветераном Войны Раскола. Те, кто желают напасть на их владельца, должны пройти через ауру парализующей боли.

Тулларис, Приносящий Ужас

Рука Кхейна

Тулларис — Избранный Кхейна, Капитан Палачей Хар Ганета и один из самых смертоносных полководцев во всем мире. Тулларис приобрел настолько дурную славу, что лишь слух о его присутствии вселяет страх и заставляет его врагов трепетать, а малейший проблеск крови на его доспехах заставляет врагов бежать с поля боя.

Некоторые Друкаи рассказывают, что когда-то Тулларис разграбил, разрушил и полностью вырезал жителей одного поселения просто из-за того, что ему не понравилось название. Однако существует мрачная легенда, рассказывающая историю куда страшнее: однажды, в разгар ничем непримечательного рейда, Тулларис резко застыл на месте, его губы бешено шевелились, словно он разговаривал с кем-то, скрытым от прочих глаз. Когда Тулларис наконец пришел в сознание, он приказал привести всех пленников к нему. Каждый из них умер медленной и мучительной смертью от рук Туллариса, руны Кхейна были выгравированы на их лбах, а его имя было последним услышанным ими звуком. К ночи деревня превратилась в разрушенный склеп, не дававший покоя даже верным последователям Туллариса, и именно они подожгли эти руины, как только их господин сел на корабль в другом месте.

Судьба Приносящего Ужас была предопределена еще давным-давно, когда он юнцом запечатлел своими глазами первое Великое Жертвоприношение Хар Ганета. Глядя на скачущие по ступеням Храмов головы асуров, он почувствовал зов Повелителя Убийства. На следующий день он вскочил на жертвенный помост и, вырвав клинок из рук стражника, убил свою первую жертву — пленника, окропив себя его кровью. С этого момента его жизнь была предрешена, он первым вступил в ряды новоиспеченных Палачей Хар Ганета. Сама Хеллеброн вскоре проявила к своему талантливому ученику огромный интерес. Когда Палачи впервые сформировали отряд телохранителей для своей Кровавой Королевы во время путешествия в Наггаронд, она избрала именно Туллариса, чтобы возглавить его.

В отличие от Малекита, утверждающего, что он является живущим аватаром Кхейна сугубо в политических целях, Тулларис — истинный герольд Бога Убийства. И во сне, и в бодрости он слышит яростный шепот, побуждающий его на жажду великой резни. Мало-помалу, но Король-Чародей осознал, что рано или поздно ему придется расплатиться с воином, которого благословил бог. До сих пор Малекит сдерживался, не зная, кто из них пользуется большей благосклонностью Владыки Резни. Однако сам Приносящий Ужас не проявил ни малейшего вызова в сторону самозванца лишь потому, что Кхейн еще не отдал этот приказ.

И хотя он был и остается верным послушником Хеллеброн, он не ставит никого выше Кхейна. Он убивал своих товарищей палачей не дрогнув, когда считал их небрежными в своей отверженности или недостаточно мастерски управляющимися своими клинками. Даже Эльфийские Ведьмы опасаются его гнева, и немало из них потеряли свои головы на плахе Туллариса. Именно под его командованием Палачи получили репутацию холоднокровных истребителей. Их не волнует, что их господин слышит мрачный, призрачный голос, ведь с каждым днем, он ведет их к еще большим победам.

Снаряжение:

Первый Драйх

Это оружие пожинало первую жертву во время великого жертвоприношения, и с тех самых пор оно вечно жаждет крови.

Ракарт, Владыка Зверей

Темные эльфы всегда  использовали порабощенных монстров  в военных целях, как в своих флотах, так и в сухопутных армиях, и хотя в прошлом было множество знаменитых звероловов, ни один из них не смог приблизится к непревзойденному мастерству и опыту Ракарта. Говорят, что подземелья Каронд Кара полны существ, подчиненных Ракартом, и что среди них можно найти таких, коих осталось во всем свете не больше десятка.

Когда Ракарт был совсем юнцом, его отец пытался сломить и подчинить могучего Черного Дракона Бракхуса. Однако дракон оказался более чем достойным соперником для его отца, и в приступе ярости Повелитель зверей приказал убить дракона. Ракарт договорился с отцом, чтобы тот позволил ему оставить чудовищного зверя, если он сможет его оседлать, и отец согласился.

Ракарт опутал дракона своим пронзающим взглядом, и в молодом друкае было что-то, что дракон посчитал знакомым. Бракхус узрел врожденную жестокость и кровожадность Ракарта и понял, что к нему приближается его родственная душа. Дракон подчинился Ракарту без боя, и с тех пор они всегда сопровождали друг друга в битве.

Когда то Повелитель зверей Ракарт вел особенно ожесточенную схватку с мерзкими уродцами Ултуана. Он возглавлял армию, в которой собрал самую большую силу военных гидр в истории Наггароти. Имея в своем распоряжении девять могучих тварей, он ожидал быструю победу. Однако на стороне Высших Эльфов выступили искусные волшебники Лиандус, Эллиуннор и Алиана. В течение нескольких минут их объединенный магический шквал сократил число гидр до трех, а две из них оказались сломлены и покинули поле брани.

Ракарт поклялся, что отныне никогда не потерпит поражения от высшей магии, и заключил договор с Морати. Она наложила свои заклятья на уцелевшую гидру, Даэрлит, известную как «Пылающая ярость», чтобы превратить ее в первую из Чародейских Гидр. Темная магия чрезвычайно извратила существо. Чешуя Даэрлит начала сиять пылающей иссиня-черной энергией, и огромные дыры открылись в её плоти там, где Морати ритуально нанесла руны ужаса. Когда в следующий раз она приняла участие в битве, стало понятно что она физически ослаблена, но также развила сильнейшее сопротивление магии, особенно высшей магии асуров. Вскоре, Ракартом была разработана программа разведения, и Даэрлит была выведен из боевых действий. Лишь один из десять её отпрысков получает от матери эти магические особенности.

Черная Оружейная

Клинок Гидры

Клинок Гидры был вырезан из единственного клыка Ахалрака, первой Гидры, сломленной и подчиненной Малекитом. Этот клинок, как и его многоголовый теска, своим лезвием наносит одновременно несколько ударов. И хотя Ахолрак уже давно мертв, разорван на части когтями великого Каледорского Дракона Инкаламира, весь его гнев и ненависть отныне живут в этом искривленном оружии. Только Друкаи, обладающие железной волей, могут надеяться на контроль этим оружием, ибо он все еще ведом злобой Ахолрака, и мало склонен теперь чужие приказы. Многие замечают, что клинок живет своей жизнью, и часто владельцы погибали, в боях, нужды в которых не было. Не способные угомонить оружие, они бросаются в битву, не имея возможности остановиться.

Холодный Клинок

Малекит уничтожил северную цитадель Хар Кальдры, не дав ни предупреждения, ни проявив пощады. Закованная в железо крепость оказалась взорванной одним катастрофическим заклинанием. С тех пор, ледяной северный ветер воет, вместе с бесприютными душами погибших, и его леденящая хватка не может быть остановлена ни мехом, ни пламенем. Холодный Клинок был выкован из осколка крепости Хар Кальдры. Он охватывает морозом не только тела, но и души, оставляя жертв парализованными и беззащитными для последующего удара.

Яйцо Черного Дракона

В Ултуане яйца драконов священны, и любой, кто подвергнет опасности их гнезда, будут подвержены жестокому наказанию. В Наггароте, яйца Драконов — потенциальный источник силы, а их гнезда ничто иное, как колыбели, созданные чтобы взрастить её. Так, каждое яйцо превращается в детеныша, но бесчисленное их множество становятся съеденными, и не редкость, когда пожиратели, приберегают силу этих яиц, для себя.

Мантия Сумерек

Сотканная из волос младенцев, и окрашенная кровью чародеек, Мантия Сумерек полностью невидима для глаз смертных. Этот плащ послужил многим хозяевам на протяжении многих веков. Именно он позволял Морати наблюдать и шпионить за двором Бел Шанаара даже из Нагарита. Спустя века он перешел от Верховной Чародейки к Мастеру-Ассасину Ядоклинку, который за одну ночь, украсил улицы Тор Элира кровью жителей его города, посетив его в разгар Ночи Кричащей Смерти. Право Темных Эльфов на эту накидку позволяет им удовлетворять свои мрачные Амбиции, но конечно же, не без риска. В любом случае, носитель должен быть достаточно решителен и смел. Обычный кровожадный безумец часто теряет рассудок и навеки остается жертвой этого плаща.

Черный Амулет

Выкованный из измученного сердца горы и омытый Темной Магией, Черный Амулет — это блестящий камень, полуночного оттенка. На нем выгравирована всего одна светящаяся руна, а внутри заключено холод земли, и страдания всех пленников мучающихся в ледяном Наггароте. Чтобы узреть его истинную форму, необходимо быть не просто, сильным физически, но и быть готовым отдать даже малейшие воспоминания о надежде.
Самоцвет Злобы

Многие мальтирас ощущают чувство несчастья, удовлетворяя себя. Если оно уменьшается в половину, они могут почувствовать некое злобное (и возможно предсмертное) ликование. Это и была цель создания Самоцвета Злобы. Он был создан во время одной из редких гражданских войн в Гронде, во время которых Чародейки сражаются с своими сестрами, чтобы занять место правой руки Морати. Самоцвет Злобы все еще время от времени проявляется у тех, кто лишился благовения Высшей Чародейки.

Кольцо Хотека

Хотек — жрец-отступник Ваула, и один из апостолов Каледора Укротителя Драконов. Именно он причастен к созданию доспехов и ужасного оружия Короля-Колдуна. И, хотя Хотек был предателем и ренегатом, он не был глупцом. Он знал, что живет лишь для удовлетворений потребностей Короля-Чародея, и потому создал для себя обширный арсенал оружия и доспехов, способный остановить гнев Малекита. В итоге Хотек погиб, но не от руки Малекита, а от отравления по приказу Морати. Его ужасный арсенал был разрушен и разбросан по Наггароту, передаваясь с каждым приливом и отливом власти. Ни один артефакт не известен так, как Кольцо Хотека, выкованное из обсидиана и черного алмаз. Несомненно, это величайшая работа жреца-предателя.

Кинжал Жертвоприношения

Этот кинжал — крошечный осколок жестокого оружия Гекарти, Богини Магии. Он откололся от ее лезвия во время неудачного покушения на ее старшую сестру Атарти. Осколок попал в мир смертных и нашел свое пристанище в пещерах под Грондом. Здесь, погруженную в кости и останки различных тварей, его нашла Ведьма Кхаэлет. Она присвоила кинжал себе и изучила, как освободить силу всех темных тварей, заключенных в него. С тех пор Кхаэлет стала одной из сильнейших Чародеек, а ее возвышение было окроплено кровью пленников, участвовавших в ее темных жертвоприношениях.

Штандарт Нагарита

Во время Великого Раскола многие сокровища Нагарита были утрачены в битвах или уничтожены стихийными бедствиями. Те, что сохранились, были присвоены дворянами обеих сторон. Некоторые из них попали в руки Аэсанара, который спрятал их от войск Малекита, но самые важные были успешно захвачены Темными Эльфами. Знамя Нагарита — величайшее из всех подобных сокровищ, сотканное из серебряных нитей и инкрустированное жемчугами и бриллиантами. Для Темных Эльфов, Знамя Нагарита — это физическое напоминание о несправедливости, обрушившейся на них со стороны Трона Феникса. Более того, этот штандарт — личная собственность Малекита, знак правления не только потерянным Нагаритом, но и всеми десятью Королевствами Ултуана. С другой стороны, Воины-Тени Нагарита считают это знамя погрязшим в скверне и предательстве, и жаждут не возвращения, а уничтожения этой реликвии.

Том Фуриона

Темная Магия — это воплощенное разрушение, даже ее основы разъедают разум, тело и душу. Существует очень мало томов, хранящих ее секреты, ибо обычные бумага и папирус, тлея превращаются в угли. Том Фуриона — редкое исключение. Его страницы обделаны орочьей кожей, а сама книга способна содержать эти знания только благодаря сильным чарам Фуриона. Буквы, начертанные внутри, извиваются и шевелятся, словно живые. Теплые наощупь, даже в разгар самой смертоносной зимы.

Вся информация(кроме первых абзацев) переведена с Армибука Темных Эльфов 8 редакции,

а также взята с некоторых прочтенных мной книг.

Концепт-арт: Paul Dainton

19 Окт 2020 в 23:21 26 Ноя 2020 в 18:02 Lunara Ithil

Комментарии (34)

  • Очень хорошее описание персонажей, войск и истории, коротко и ясно. Прекрасная статья.

  • Плюсую, качественная статья, от фаната ТЭ :) таких бы для всех расс было бы круто. Пока читал, поймал себя на мысли, что хочу в игру Туллариса. Зачетный мужик! И если по задумке разрабов, максимальное кол-во ЛЛ для рассы равно 6, то у ТЭ есть ещё одно местечко……..

  • Как писатель скажу что работа красивая-милая. И вообще максимальный одобрямс.

    А как человек скажу, что мы докатились до полухудожественных текстов в основном разделе… Скоро тут окажутся фанфики и дороги назад уже не будет…

    • aracnophobia, раздел — вселенная, и это не фанфик, а армибук, описывающий отряды, присутствующие в игре.
      Даже Черная Оружейная — это предметы, которые можно в игре встретить.

    • Crixalis, ну так мы еще не докатились до фанфиков ::::)

      (и надеюсь не докатимся, если меня к тому времени не будет, поручаю тебе образумить род рпглибский)

    • aracnophobia, я надеюсь до яой фанфиков

    • Crixalis, чёртовы Тёмные эльфы…

    • Нагаш и Архаон спорят, кто больше достоин быть тем самым единственным и неповторимым колдуном Малекитика…

    • aracnophobia, А куда ты денешься?

    • Primetime, а это уже спойлеры на 2021.

      (интересно, почему таким занимается онли крикс?)

    • aracnophobia, так это сколько трудов и времени потрачено. Плюс надо хорошо дружить как с английским так и с русским. Не многие это осилят.

    • aracnophobia, а в итоге выигрывает маздамунди. И называет малекита семпаем

    • aracnophobia, но ведь в итоге Малекит склонился перед Гримгором…

  • Спасибо за обновление статьи!

  • Ну автор конечно красавца, да

  • Хелеброн тут секаснее Морати выглядит, так и было задумано?)

    • Primetime, Видимо.
      Хеллеброн то вроде нормально раньше выглядела(как и тут), это в игре какая-то старушка, зато с Морати наоборот.

      Криксалис, объяснись…

    • Deobald, Primetime, так приглядитесь, она ведь на арте прямо в котле находится, а красота её почти не уступает Морати.

    • Crixalis, да Хеллеброн то ладно, но что с Морати…

    • Deobald, все с ней в порядке, просто у художника такая рисовка.

      Это ты еще арты Бланше для первых кодексов Вахи 40к не видел. Там тот еще сюрреализм.

    • Zloy Skin, Такая себе рисовка. Вон у одной старухи одни только бёдра секаснее, чем другая целиком.

  • Исправил заголовки у Флотоводцев и Верховных Укротителей

    • Crixalis, а почему Ракарта не добавил?

    • neytros, а его в армибуке не было 8ой редакции
      щас выйдет еще одна такая статья скоро, выпущу после этого еще одну, а потом буду дополнять их

  • Опа, хорошая статья раскрывает лор отрядов в игре, но можно дополнить из бэка некоторыми моментами тип: городской стражи или про апостолов кхейна

  • Наконец то дошли руки обновить статью.

    1. Добавил абзац в описание Локхира.
    2. Внёс Ракарта.
    3. Обновил изображения Малекита и Морати.

  • Анонсирую скорый выход еще одного переведенного армибука, но уже в другом стиле повествования.
    Также планирую реворк статей по ТЭ, ЛЭ и ВХ

Добавить комментарий