Гайды Форум Новости Видео Посты Стримы

Зверолюды

В покрытых непроходимыми лесами частях Старого Света находятся владения Козлоногих, которые всей душой ненавидят и стараются уничтожить любые проявления цивилизации. И в этом им оказывают помощь различные монстры Хаоса и прочие тёмные создания.

АрмияСетевая Кампания МодыИсторияВселенная

Они вышли из леса, рогатые звери на раздвоенных копытах, словно насмешка над самой природой. Они — избранные дети Хаоса, и они явились за нами. Они пришли растерзать всё, что нам дорого, уничтожить всё, что мы любим и втоптать нас в грязь. Готовьте защитников и крепите оборону, ибо страшен гнев Зверолюдов!

Рождение Зверолюдов

…И пришло время тёмное, и люди стали зверьми, и звери стали людьми…

Зверолюды населяют почти все леса Старого Света, устраивая там свои логовища, но они не были рожжены природой. Вся их жизнь и существование неразрывно связаны с Губительными Силами Хаоса. Безобразная мешанина зверя и человека, пародия на прямоходящие творение Древних, искажённые порождения Хаоса, мерзкие отклонения. Эти рогатые противники цивилизации полностью причисляют себя к Хаосу, также, как мы относим рыбу — к воде, а птиц — к небу.

Зверолюды родились много тысяч лет назад, когда чудовищная катастрофа, вызванная уходом Древних из этого проклятого мира. В те времена всё естественное было смыто и стёрто неудержимыми силами Хаоса и волной, следующих им мучительных искажения и мутаций. Всё это случилось по вине Древних, хоть и доподленно не известно, что именно произошло: Древние покинули мир, а врата, созданные ими для побега, рухнули, впустив в мир яростные орды демонов. Земля корчилась в ужасных истязаниях, процветающие народы, такие как Эльфы и Гномы ощутили на себе всю мощь и ненависть, томимую в ужасных Тёмных Богах. Небеса извергали бесчисленные кометы из варпа, обрушиваясь в леса, будто бы сами божества долбили и пинали этот проклятый и жалкий мир. С каждым мгновением мир всё больше осквернялся отвратительно энергией Хаоса. Её подлые плоды всё глубже проникали в саму суть Царства Смертных. Миллионы невинных душ погибли и остались лишь в памяти тех. кто положил свои головы ради спасения своих рас. Леса искажались, а их их глубин слышались ужасающие крики и голоса. Первобытные люди и дикие звери веками начали смешивать свою кровь, мутируя и искажая самих себя. Так Зверолюды и ступили на землю.

Вечная война с людьми

Тысячи лет Зверолюды гоняли и забивали людей словно скот на бойнице, правя всем Старым Светом. Но вот, явился тот, кто нёс священный молот, что был смертью для всех врагов людей. Он объединил людские варварские племена и превратил человеческий род из толпы необразованных дикарей в процветающее общество, сильное до сих пор.

Времена до прихода Молотодержца — полузабытая мечта и грёза. Их ритуалы повторяют то, что было ими утрачено, и то, что они непременно вернут это себе. Козлоногие считают войну с Зигмаром — временем горьких поражений и жестокой борьбы, в ходе которой люди обрели недозволенную им власть. Зверолюды видят в людях лишь ненавистных врагов. Неудивительно, ведь они поколениями перенимали эту скорбную горечь от своих предков. Они жаждут вернуть те древние времена, когда они были царями, а люди — едой. Для большинства людей Зверолюды стали лишь страшной сказкой, воплощением самых глубоких страхов человечества. Бретоннские легенды говорят, что Зверолюды наблюдали за успехами человеческой расы и её мастерству, поэтому и обрели столь жгучую зависть к ней. Имперские же ученые считают, что Козлоногие завидуют изобретательности человека и его уму. Но для всех совершенно ясно — Зверолюды — злейший враг человеческого рода. Их война зашла гораздо дальше ненависти или злобы. Не сколько они ненавидят самого человека, сколько саму суть их цивилизации и омерзительных им людских божков.

Чем больше развивалось людское общество, тем удивительнее становились его открытия, и тем сильнее была ненависть Козлоногих. Жителям Старого Света — Бретоннии, Империи и прочих, Зверолюды стали казаться созданиями из ужасного, полузабытого прошлого. Жалкие букашки обманывали себя тем, что они в полной безопасности за стенами своих «великих» городов, что сталь и порох, магические искусства и открытия инженеров смогут уничтожить диких зверей, бродящих по лесам. Они уверяли себя, что рогатые демоны не в состоянии собрать войско, способное представлять угрозу для городов, обнесённых высокими зубчатыми стенами. Непростительная ошибка, а последствия её могут стать смертельными. Козлоногие – жестокие, неукротимые существа, и они гораздо умнее, чем считают в Империи. У них есть одна ужасная для всех людей особенность. Чем надменнее и горделивее будет их враг, тем сильнее Зверолюд будет стремиться показать собственную мощь, сбрасывая своего соперника с его лживого пьедестала величия, втаптывая своими раздвоенными копытами его в самую грязь.

Зверолюды не ведут записи своей истории, но прекрасно знают, что даже самые древние людские города — юны, по сравнению с землями крови, на которых обитают они. Даже самый забитый Унгор знает, что были времена, когда люди цепенели в неописуемом ужасе перед лесом и его могучими хозяевами. Сейчас же лю.дские крепости оскверняют родные земли Козлоногих от края до края, плюя на волю Хаоса. Столь дерзки они и самонадеянны, что строят усадьбы и дозорные посты прямо на лесных опушках. И все же, Зверолюды знают, что все эти построения — временны, и всё, что было построено людьми, когда-нибудь падёт от их когтей. И тогда земли крови снова будут принадлежать Козлоногим, а людской род вернётся на своё должное место в мироздании, и снова будут просто жалкой дичью, ничем более, ничем менее.

Темная Ночь Карак Хирна

Скарр Чернорогий

Во времена, кои не запечатлел ни один из живущих в Черных Глубинах ныне Зверолюдов, произошло событие, о котором слагают легенды уже бесчисленные века. Она повествует о Варгоре, известном как Скарр Чернорогий и его боевом стаде, однажды утром охотившимся на врага, в которого они смогут влить всю свою накопившуюся ненависть.

В ней говорится, что утренний туман всё ещё окутывал деревья, когда Чернорогий исполнил своё желание. Глядя вниз со скалистого выступа, Скарр заметил огромный караван, примерно из 100 повозок, которые охраняла целая рота крепких гномьих воителей. Вождь мало, что знал о этом враге, ведь все его войны до этого он противостоял лишь людям и гоблинам, но он знал всё о прекрасной гномьей выпивке. Слюна начала течь из его пасти, в предвкушении того, как он спустится вниз и наконец отведает эту опьяняющую жидкость.

Гномы сражались словно короли, защищающие свои крепости, но как только последний из них пал, сраженный одним из Чёрных Рогов Скарра, сцена неумолимой резни сменилась пирующим торжеством. Скарр выбрал одну из бочек, размером, как говорят, с небольшой камень стада, высоко поднял её над своеё и осушил её залпом, после метнув наземь, тем самым разбив вдребезги. Испустив громкую отрыжку, эхом отражающуюся от скал, окружающих место битвы, Чернорогий позволил своему стаду испить оставшиеся бочки.

Каким бы впечатляющим не было это зрелище, именно то, что случилось после навсегда выцарапало имя Скарра Чернорогого на ленте истории. Загнанные в ярость берсерков крепчайшим варевом гномов, пьяное боевое стадо бесновалось вверх по склону горного перевала, уйдя далеко за пределы территорий, которые раньше контролировали стада. К вечеру Зверолюды добрались до предгорий крепости Карак Хирн, где они устроили как сказали бы дручии — Ночь Смерти. В ходе этой кровавой резни, за одну ночь все владения гномов по всему Карак Хирну были уничтожены, родовые земли — растоптаны и сожжены, а лучшие из воинов — повержены неумолимыми Козлоногими.

Опьянённые Бестигоры соревновались друг с другом в уничтожении гномьих идолов, изображающих их древних правителей, выстроившихся вдоль горных дорог одними лишь голыми рогами. Горы забрали сотни голов, используя их на своих нечестивых тотемах и привязывая их к ветвям деревьев. Из древних фамильных гномьих реликвий — рогов для питья, Зверолюды создали изысканные боевые рога. Унгоры, непривычные к воздействию таких сильных алкогольных веществ, развязали той ночью серии страшных драк, сражаясь друг с другом за рогатые гномьи шлемы, которые могли бы позволить им хоть немного повысить свой статус в стаде.

Гномы были абсолютно не готовы к бойне, развязанной на их поселениях. Клановых воинов — убивали, древние монументы, возведённые в честь предков — разрушались, а скот потрошился и сжирался живьём. Когда начало хоть чуть-чуть рассветать, выжившие беженцы с окраин горных общин, нахлынули в безопасный Карак Хирн, гонимые многотысячной ордой мародёрствующих Козлоногих.

Говорят, что Скарр со своими воинами проснулся, еще более буйным чем ночью, но ненавистное солнце с какой- то толикой злобы и ненависти смотрело на всё его стадо. Они обнаружили себя перед самыми вратами Карак Хирна, они подняли свои затуманненые головы и услышали звяки и стуки — защитники готовились к долгой осаде.

Подчинившись дурному предзнаменованию — злобному взгляду солнца, Скарр со своим стадом ушел обратно к горному перевалу Чёрных Глубин, зная, что его ночные деяния — эти неописуемые разрушения, принесённые землям Гномов, принесли Тёмным Богам великое наслаждение.

С тех пор о этом великом походе Скарра Чернорогого слагают легенды все племена к югу от Чёрных Гор, и кто может им воспротивится? Лишь Гномы Карак Хирна знают весь тот огромный масштаб катастрофы, случившейся той злополучной ночью, ведь вся эта зловещая сага — расписана на осыпающихся страницах Великой Книги Обид.

Стадо Хоррока Потрошителя

Есть в глубинах леса Арден, что в Бретоннии, боевое стадо, известное их жаждой охоты на всех странствующих рыцарей. Могучий Бестигор, известный как Хоррок Потрошитель однажды встретился лицом-к-лицу с высокородным Бретоннским рыцарем, который носил шлем с рогами, превосходящими рога самого Бестигора. Это привело его в такую лютую ярость, что Бестигор просто проломил любые попытки обороны храбро защищающегося рыцаря, обезглавив его и водрузив голову на его же собственное, отполированное кузнецами Бретоннии, копьё. Его гнусное сердце было настолько охвачено негодованием, что он оторвал рога от рыцарского шлема и привязал их к своим. Вскоре, всё его племя стало носить на себе Бретоннские символы и знамёна, ненавистно насмехаясь над всем тем, что прекрасная Бретонния так бережно хранит и ценит.

Легенда о Калькенгардской Кладовой

Хорошо известная жителям Леса Теней, повествует о Минотавре, известном Зверолюдам как Рагуш Кровавый Рог. Этот Роковой Бык является невероятно огромным даже для своих сородичей, и стал легендой как среди людей данного региона, так и Козлоногих. Рагущ прославился своими актами неописуемого насилия, самый жестокий из них случился в городе Калькенгарде. Здесь Роковой Бык собрал орду Зверолюдов, в её числе были сотни Минотавров, вооруженные зазубренными тесаками. За одну кровавую ночь Рагуш уничтожил город, разруша все здания и перебив, сожрав и сожжа всех его защитников. Так много было убито там людей, что даже вся орда Рагуша не смогла бы поглотить их за целую ночь. Имея целый запас свежего мяса, Роковой Бык приказал повесить оставшиеся тела к деревьям и скальным шпилям, окружающим город, образуя не только ужасающий памятник в честь Рагуша, но и кладовую, в которую Кровавый Рог сможет вернуться вместе со своей ордой всякий раз, когда почувствует вкус крови. С тех самых пор территория города стала известна как Калькенганрдская Кладовая, хотя некоторые поговаривают, что не всё свисающее оттуда — мертво…

 Повелители Зверей

Вожаки ревущего стада

Владыки боевых стад — мохнатые, мускулистые звери, окраплённые яростью и дикой мощью. Они упиваются собственным превосходством над своими низшими собратьями, нося в себе это первобытное величие. Их толстые волосатые черепа венчают величественные рога, которые острее любого меча, а их тяжелые тела покрыты шрамами и рубцами. Каждый их жест — проявление насилия, каждое их движение — стремление к разрушению. На поле боя они рвут, режут, крошат и разделывают своих врагов с помощью рогов, лезвий и когтей.

Варгоры — лидеры боевых стад, но им плевать на благополучие своего племени. Им нет разницы, как питаются их подчиненные или, как они решают споры. Они полностью отдают себя битве и сражению. День и ночь они размышляют над мириадами способов, которые они могут направить на то, чтобы проявить насилие и ненависть к человеческой расе, жажда осквернить и разрушить их храмы и церкви.

Величайшие из Варгоров могут возвыситься еще сильнее, доминируя не только над из собственным стадом, но и над другими вождями. Они известны как Повелители Зверей, способные видеть видения апокалипсиса, полностью оплетённые его лютейшей ненавистью к человечеству во всех его проявлениях. Он советуется с величайшими из Ревущих Шаманов, которые видят в нем воплощённую волю тёмных богов. Именно они — те, кто собирают племена на вечную войну против людского рода.

Во время боя, Повелители Зверей ведут своих воинов на линии фронта, окруженные свитой Бестигоров. Являясь специалистом по бою один-на-один, они питают неутомимую жажду сокрушить вражеского полководца, получая удовлетворение от сокрушения воинов низших рас, разрывая их в пух и прах, втаптывая их в грязь, собирая их головы в качестве ужасающих трофеев. Убивая лидеров врагов Зверолюдов, они не только доказывают своё превосходство над цивилизованными расами, но и привлекая внимание Богов Севера.

Роковые Быки

Кровавые Глашатаи, Отцы Гнева

Роковые Быки — сильнейшие и свирепейшие из своего рода, возвышающиеся быкоголовые и парнокопытные звери, такие же высокие, как и широкие. Более разумные нежели прочие Минотавры, они возвышаются над другими, так как способны распространять свою неутомимую и лютую жажду крови на других.

Когда Моррслиб полна в небе, Роковые Быки начинают издавать гулкий ревущий зов, разносящийся на много миль и призывающий множество Минотавров, полностью пронизывающий весь их проклятый род. И лес отзывается грохотом гигантских копыт собирающихся у Камня Стада Минотавров. Не только Минотавры отвечают на этот кровожадный зов. Когда такие банды Минотавров прорываются сквозь леса к людским поселениям, невольно они собирают вокруг себя скопления прочих зверолюдов, снедаемых лютой и кровожадной ненавистью ко всему людскому роду.

Конечно, они не мастера стратегии и боевой дисциплины, но всё же Роковые Быки могут стать лидерами. Его рёв — его необузданная тёмная воля, вызывающая беспорядочное воинство, которое успокоится лишь тогда, когда эта неестественная жажда битвы утолится в человеческой крови. Когда стадо Рогового Быка прорывается сквозь тёмные леса, деревья остаются поваленными, земля встоптана. Это поистине ужасающее зрелище для тех, кто встретит это на своем пути. Верно, это признаки вашей скорой и жесточайшей кончины. Даже предупреждённые о нападении, защитники не смогут выстоять против горы этих каменных мускул и неостановимого натиска стада Минотавров. И речи не может быть о порядке и боевой дисциплине в битве против воинства, ведомого Роковым Быком.

Поглощённые своей жаждой крови, Минотавры пожинают свою жатву в первобытной кровавой оргии, разрушающей сооружения и баррикады, желая добраться до выживших трусов, спрятавшихся от них. Рогатое стадо, с Роковым Быком во главе, направляет свои Венцы Хаоса на врагов и предаются своей животной натуре, опрокидывая врагов в этом неутомимом натиске, разламывая щиты и доспехи. Когда все вокруг будет разрушено и выпотрошено, Роковой Бык налетает на самую отборную добычу, в то время пока его подчинённые грызутся за жалкие объедки трупов. Когда добыча съедается, кровавая жажда стада утихает и звери возвращаются в леса, до тех пор, пока они вновь не услышать этот ужасный, кошмарный и неповторимый рёв, голос, подстёгивающий на ужасное насилие, воистину, это глас великих Тёмных Богов.

«РВИ И МЕЧИ! БОДАЙ И ДАВИ!»
-Боргоз Кроваворогий, Роковой Бык

 Ревущие Шаманы

Глас, что шепчет тёмные предзнаменования

Шаманы зверолюдских племён отталкивающи и гнусны на вид, их грязные тела — покрыты спутанным мехом, в который вплетены различные амулеты, талисманы и трофеи. Их скрученные лица покрыты капюшонами и они несут свои ревущие посохи одновременно как грубое оружие, и как их показатель их статуса в стаде. Ревущие шаманы занимают особую нишу в жестоком и горьком мире Зверолюдов. Им нет нужды защищаться от своих собратьев, ведь никто не осмелится поднять на них руку. Они — посланники и уста Великих Отцов, а те кто бросает вызов самим богам, платит самую высокую и неподъёмную цену.

Ревущие Шаманы с рождения окутаны магией,а потому владеют ей с лёгкой природной непринуждённостью. Осязаемые миазмы тёмного колдовства окружают их, когда их гнев искривляет собой реальность. Под их копытами корни деревьев вьются и гниют, а почвенные отвратительные паразиты начинают рыться у их лап. Говорят, что Ревущие Шаманы способны принимать облики лесных зверей, что следить за людьми. Есть бесчисленное множество рассказов о войнах и смертях, предвестниками которых становились зловещие вороны, совы и лисы. О этих животных ходит много суеверий, заставляющих сердца людей трепетать, особенно в самых отдалённых и обособленных от других форпостах.

Повелители Зверей — воплощают всю ненависть и гнев расы Зверолюдов, а Ревущие Шаманы — ярость и нечестивость их богов. Глумиться над людскими божествами — оказывать предельную для Хаоса честь, и Ревущие Шаманы так и делают. Самый благословенный — тот, кто направлял вождей на вечную войну с людьми, при этом сжигая храмы их жалких божков. Для Ревущего Шамана высочайшим актом восхваления Тёмных Богов является убийство священников на из собственных алтарях, испражнение на их святую землю и топтание священных артефактов своими раздвоенными копытами.

Когда боевые стада соберутся в могучие ревущие, шаманы поведут Зверолюдов в неистовом ритуальном праздновании, ведь их нестройные искажённый и пугающий рев слышен на много миль вокруг. Они призовут силу своих Богов, чтобы наполнить собравшиеся стада первобытной яростью, Они устроят кровавые приношения Богам Хаоса, даруя им желудки и сердца пленников. Эти ритуалы будут продолжаться до тех пор, пока не достигнут своей кульминации, результатом которой станут взбешенные и яростные, кровожадные и непоколебимые, собравшиеся вместе, боевые стада, жаждущие окунуть земли Старого Света в пучину нескрываемого ужаса.

Когда Зверолюды идут на войну, Ревущие Шаманы используют оружие, способное сеять ужасное опустошение на врагов. Их кошмарная и нечестивая магия превращает солдат в чудовищ, призывает всевозможных лесных тварей, больших и маленьких, рвущих и кусающих, загоняющих или скачущих. Даже прирученные звери людей сходят с ума, в ярости прыгая и атакуя своих собственных хозяев.

«Из тёмного леса они идут.
На сдвоенных копытах и кривых когтях.
Зверолюдьми их зовут.
Ещё не люди, но уже, что-то большее…»
Странная Сказка Доктора Малфисанта

  Горы

Горы составляют основную массу боевых стад. Они различны, но абсолютно все сочетают в себе дикие звериные черты. Их типичная форма — козьи голова и копыта и человеческие туловища, волосатые и вонючие. Их челюсти усеяны острыми волчьими клыками, благодаря которым с лёгкостью отрывают огромные куски плоти со своих врагов, а их мускулистые и блохастые тела идеально подходят для их первобытных побуждений.

Однако как и у всех детей Хаоса, анатомия Зверолюдов очень разнообразна. У некоторых вместо привычной головы козла, красуется щелкающая рогатая морда гончей с зубчатыми лезвиями прорастающими из неё и прочими возможными мутациями. Часто встречаются Горы с головами овец, лошадей и насекомых, лишними конечностями, хлешущими хвостами и любыми другими возможными мутациями их гуманоидной формы.

Единственное, что воистину объединяет всех Зверолюдов — их рога. Рога — это то, без чего ты не сможешь стать истинным Гором. О Зверодюде, обладающим прекрасными раскинувшимся на голове рогами говорят «Истиннорогий» или «Истинный Гор», именно они являются самыми сильными и умными из всех Горов. В обществе Зверолюдов рога являются показателям власти и положения, поэтому у вождей обычно они самые изящные и большие. Перд битвой, Зверолюды часто точат и красят свои рога сырой краской и горячей кровью, чтобы сделать сделать их ещё страшнее.

Встретиться лицом-к-лицу с ордой Горов — столкнуться с анархией и Хаосом во плоти. Шумные и недисциплинированные, они ревут, лают, вопят и рычат. Эта неостановимая какофония звуков наполняет сердца людей первобытным ужасом. Тем не менее, Горам известны боевые формации и они обучены сражаться, подчиняясь приказам вожака, именно этот факт — то, что люди осознавали уже слишком поздно. Бродячие банды сбиваются в стада, шествующие под знамениями, созданными из шкур и останков своих врагов. Хриплый, кровожадный рёв Гора — это ужасный аккомпанемент гудения из труб и рогов, подражающий яркие кличи и боевые песни полковых музыкантов Империи.

И всё же, несмотря на всю их кажущуюся неорганизованность, Горам известны тонкости тактики и стратегии. Также как волчья стая, инстинктивно пытающаяся окружить своего противника, полосы Горов по бокам — широкие, пробираясь сквозь подлесок, зверь остро чувствует и осознает запах и шум вражеских полков. Они не славятся скрытностью, но в лесу способны оставаться таковыми достаточно долго. Часто, специально, на открытое место высылают небольшую группу Горов, орущую и провоцирующую врагов, когда те клюнут на эту приманку, из леса на них вывалится целая орда мышц и первобытной ненависти, быстро окружая полк, уничтожая боевые машины и артиллерию, отрезаю любые шансы на бегство.

 Бестигоры

Сильнейшие и злейшие из пехотинцев Зверолюдов известны как Бестигоры. Их размер и свирепость выявляют их превосходство над прочими в их стаде, постоянно напоминая об этом актами ненужного чрезмерного насилия по отношению к Горам и Унгорам.

Обычно Бестигоры носят массивные, обоюдоострые двуручные секиры, грубые, но достаточно мощные, чтобы раскроить человека от плеча до пояса одним непринуждённым ударом. Они носят твёрдые, тяжелые пластинчатые доспехи и кольчуги, снятые с воителей цивилизованных рас. Их многочисленные трофеи, висящие на их броне, это — ошибки тех, кто считал, что сможет бросить им вызов и победить, но почти сразу становился разорванным на куски. Всегда, у Камня Стада, есть хранилище, содержащее оружие и доспехи, нужное для того, чтобы Бестигоры выглядели как поистине ужасающая мощь на поле боя.

Бестигоры составляют личные свиты вождя, но их агрессивный доминантный характер заставляет их стремиться к большему. Вождь должен всегда быть готовым к тому, что один из его подчинённых бросит ему вызов, размахивая топором и выкрикивая оскорбления. Иногда, признаками такой, готовящейся вендетты, становятся резко начинающие расти больше рога и на первый взгляд кажущееся безобидным, чрезмерное желание находиться больше времени с вождём. Мудрые вожди замечают такие перемены в рядах своих приближённых и разбираются со своим потенциальным соперником, прежде чем он войдет на пик своей силы. Хотя многие вожаки не уделяют таким деталям должного значения, а потому становятся главным блюдом пира, устроенного в честь нового вождя.

Жестокость и жажда насилия просто кипят в недрах Бестигоров, готовые в любой момент вырваться словно вулкан. Бестигоры часто принимают участия в играх, заключающихся в том, чтобы перебодать остальных соплеменников, после такого они становятся несколько растерянными, но всё еще готовые к кровопролитию. Желание Бестигоров доказать своё превосходство проявляется и в таких вещах как осквернение и глумление. Это имеет множество форм, от поедания военнопленных до разграбления священных земель и осквернения религиозных икон своих врагов. Когда такие иконы захватываются, Бестигоры оскверняют её и поднимают на копья или знамёна, чтобы всё стадо видело плоды их деяний и то, что они пользуются склонностью Тёмных Богов.

В бою Бестигоры используют трёх своих верных союзников: мускулы, железо и неутомимую ярость. Они разыскивают элитных бойцов соперника и ещё раз подчеркивая своё превосходство над остальными, потрошат их своими секирами, разрубая на куски, а останки втаптывают в грязь и почву своими неподкованными копытами.

«Их стены падут.
Их вера сокрушится.
Их плоть разорвётся.»
-Малагор, Тёмный Предвестник.

   Унгоры

Унгоры (безрогие, на тёмном Зверолюдском наречии) не так крепки и сильны как Горы, но с лихвой компенсируют это своей озлобленностью.

Физически, они слабее прочих Зверолюдов, а их рога, если они вообще есть, менее впечатляющи и гораздо меньше. Когда Гор может использовать свои рога как оружие, Унгор имеет лишь жалкие костяные наросты, прорастающие из черепа, не идущие ни в какое сравнение с всепризнанными Горами. Именно поэтому, Унгору считаются «неправильными» в Зверолюдском обществе. С другой стороны, люди не делают между ними различия, и для них Унгоры такие же твари, живущие лишь ради грабежа и убийства, как и Горы.

Унгоры занимают самую низкую позицию в иерархии племени. Они держатся дальше всех, от костра, постоянно сражаясь друг с другом за объедки падали, часто прибегая к воровству из племени. Их обычная еда — личинки и насекомые, костный мозг и останки своих собратьев.

Следствие их низкого положения — чрезвычайная жестокость и озлобленность, которую они вымещают на пленниках или диких животных, попавшихся к ним в руки. Они жаждут отомстить миру, который породил их, и хотя они не столь могущественны как Горы, они обладают своей, особенной силой, которой более чем хватает, чтобы сеять раздор на людских территориях.

Унгоры гораздо более ловки чем свои собратья, а их жилистые лапы способны вырезать руны, строить деревянные конструкции, а также создавать оружие для своих неуклюжих братьев — Горов. Иронично, но Унгоры выполняют жизненно важную цель в жизни племени, ведь без них, оружие очень скоро придёт в негодность и закончится. Большинство Унгоров выходят в поля большими группами, вооружаясь крепкими копьями и небольшими щитами, защищающими их гротескные тела. В бою Унгоры ставят численный перевес выше дисциплины, и часто рыщут по полю брани, разыскивая позицию, в которой они смогут причинить людишкам наибольшие страдания.

 Унгоры-Налётчики

Унгоры-Налётчики — это те, кому поручнеа роль разведки и выслеживания врагов для боевых стад. Их знание дикой природы более обширно чем даже умнейшего из Горов, именно они сеют семена Хаоса, которые всходят, когда боевое стадо нападает на жертв их слежки.

Банды Унгоров-Налётчиков рыщут впереди стада, путешествуя по землям, посылая гонцов назад и обратно, чтобы обеспечивать осноную силу стада информацией, которая позволит привести их неудержимую мощь в действие. Эти сведения, полученные от Унгоров-Налётчиков, используются для того, чтобы заманить врага в ловушку или засаду на лесных, поросших мхом тропинках и долинах, и конечно, отрезать пути отступления тем, кто верит, что сможет укрыться от битвы бегством.

В ходе выполнения своих обязанностей Унгоры-Налётчики могут наткнуться на небольшое изолированное поселение раньше, чем стадо подойдет достаточно близко, и потому, лидер налётчиков, взвесит все за и против, и решить, стоит ли это риска. Если это произойдёт, то он поведёт за собой атаку своих Унгоров без поддержки основного стада.

Он будет надеяться на то, что налётчики смогут сокрушить врага и разграбить и вынести как можно пленников, для своих тёмных желаний раньше, чем вождь стада обратит на это внимание. Унгоры-Налётчики сожгут всё дотла и уведут пленников с собой, получая невероятное удовольствие от замучивания их до смерти. Однако, если вожак боевого стада решит, что Унгоры-Налётчики взяли на себя слишком много, множество из них окажутся мёртвыми и затоптанными, лежащими в грязных и вонючих канавах. Но самое удивительное, даже если это случится, Унгоры будут считать, что оно того стоило.

В бою Унгоры-Налётчики опережают основную часть стада, чтобы посеять беспорядок во вражеских рядах, выманивать лучников врага на трату стрел и раскрыть замаскированных бойцов. И хоть у них нет понимания того, как сражаться фактически, они — мастера перестрелок, с легкостью уничтожая обслугу артиллерии и вражеских стрелков из своих грубо скрученных луков. Но говоря по правде, чаще всего, они сбегут прямо посередине боя, удаляясь в верховья гор в безопасное место.

   Минотавры

Минотавры — это массивные быкоглавые чудовища, которые постоянно жаждут горячей крови и алого мяса. Вырастая в два раза больше человека, и гораздо более мускулистее, их толстые черепа венчают огромные ужасающие и некрасивые рога, способные выпотрошить одним легким движением головы. Многие имеют парнокопытные задние конечности и другие уродства, которые Хаос несёт своим детям. Хотя они менее разумны прочих Зверолюдов, они невероятные могущественные грозные воины.

Минотавры одержимы ужасной жаждой плоти, особенно плотью человека. Этот голод — не жажда пищи, которую испытывают обычные смертны существа, но неутомимая жажда чисто возбуждения, которое они испытывают, потребляя останки своих врагов. В таком состоянии — они становятся частью варпа, способной разделить зловещую славу Тёмных Богов.

Собираясь в племена, управляемые сильнейшими среди них, Минотавры кочуют в те места, где запах крови сильнее всего. Привлеченные сырой плотью и дымящейся кровью, они тянутся к камням стад, которые исполняют свои кровавые жертвоприношения во славу Тёмных Богов во главе с Ревущими Шаманами. Минотавры впадают в исступление от мысли, скольким они смогут насытиться если присоединяться к племени. Даже проблеск красного цвета способен ввести их в неудержимую ярость.

Когда их призывают на войну, Минотавры лезут в кучи орудий и доспехов, сложенных специально, чтобы оснастить сильнейших воинов лучшим снаряжением. Среди этих куч ржавых лезвий и пластин, можно найти такие, которые изготовлены давно позабытыми народами, кои не смогли передать свои секреты кузнечного дела и унесли их с собой в могилу,или доспехи, созданные для охраны великих, давно погибших и забытых королей. Минотавр способен разорвать боевого коня голыми руками и зубами, а с таким снаряжением — он станет еще сильнее и смертоноснее.

Поле битвы для Минотавров — место, сводящее с ума. Запах крови побуждает их внутренние процессы, заставляя их реветь и рычать от голода, заставляя всех окунаться в пучину первобытного страха. Они бегут на врага с опущенными рогами, грохочущим столкновением разрывая его на части, а затем нанося удары за ударами по растерянным и шокированным противникам. Как только их жертвы падут, они начнут утолять свою жажду, разрывая мясо и плоть покрывая свои тела неопрятными кровавыми пятнами прямо посреди битвы, бушующей вокруг них.

Колесницы с Таскгорами

Колесницы козлоногих — кривые конструкции, сложенные их тяжелых кусков древесины, извлеченных из людских построек. Они плотно прибиты друг к другу длинными шипами. Ни одна из этих колесниц не показывает даже капли изящества или красоты, но это не имеет никакого значения, ведь звери, запряженные в них, превосходят силой любые колесницы, запряженные лошадьми, и лишь одного её веса достаточно, чтобы нанести противнику непоправимый ущерб, даже не смотря на то, что колесница с огромной вероятностью разнесется в щепки сама. Но имеет ли это хоть какое то значение? Колесничим плевать на это, ведь даже пешими, они окажутся в невероятном преимуществе перед теми, в кого только что въехали.

Чаще всего они запряжены Таскгорами. Это буйные и упрямые боевые твари Зверолюдов, вонючие и горбатые животные, из чьих блохастых и вонючих тел прорастают уродливые клыки и рога. Они — гротескное сочетание огромного кабана и могучего барана. Грубые и тучные звери, их мех — спутан, а кожа — толста, настолько, что даже стрелы и арбалетные болты, едва ли проникают под их корявую шкуру.

Таскгоры — не рождены природой, но творения Хаоса, и его неестественная природа кипит в их венах. Зверолюды выслеживают их и захватывают в неистовой и жестокой погоне. Часто для этого требуется невероятная сила Минотавра, ибо обычные Зверолюды не способны удержать их в узде. Чтобы в процессе этого, Минотавр не сожрал Таскгора, специально обученный Бестигор, всегда готов остановить быкоглавого монстра. Даже в захваченном состоянии, они невероятно опасны, и полностью подчинить их племени способны лишь могучие Ревущие Шаманы.

Зверолюды используют Таскгоров в разных целях. Иногда как вьючных животных, нужных, чтобы перевезти добычу и взять с собой, как можно больше пленников. Иногда, самых сильных из Таскгоров попарно привязывают к грубым колесницам боевого стада, управляемым Бестигором и его Гором-возницей, или даже вождями стада. Эти колесницы устремляются на встречу рядам врагов, на бешенной скорости рассеивая и разрывая всё, что встанет на их пути, используя клыки, лезвия и огромную массу. Эти колесницы, более ли менее уцелевшие после боя, используются для перевозки награбленного и пленников, которые больше не увидят ничего, кроме тёмного леса и того, как их выпотрошат ради победного пира Зверолюдов.

   Разоргоры

Разоргоры — массивные собратья Таскгоров. Горы мутировавших мышц и шерсти, крайне опасные и смертоносные. Как и все дети Хаоса, Разоргоры изуродованы ужасными мутациями, но в целом, обладают внешностью гигантского кабана, покрытого шипами и грубой шерстью. И хотя они всеядны, предпочитают всё же рацион из свежего мяса, а Зверолюды — их естественная добыча. Их непомерный аппетит и удивительный обмен веществ, позволяет им сожрать целого бронированного рыцаря вместе с конём в считанные доли секунд. Племена убеждены, что их жизнь состоит лишь из двух состояний, обожравшееся оцепенение, и слепая безумная ярость. Очевидно, что из этого преобладает над другим.

Когда в лесу встречается особенно большой Разогор, вождю стада необходимо подчинить его своей воле — это станет доказательством его права возглавлять войско. Многие вожди были забоданы досмерти, во время своей борьбы с Разоргором. Если же и вовсе не делать этот «обряд», это вероятно, спровоцирует ближайших последователей на решительные и быстрые действия. Сокрушение Разогора добивается методичными ударами шипастой булавой по его мохнатой морде, в это же время избегая всех его многочисленных клыков и шипов. После победы над этим ужасающим зверем, вождь крепко привяжет его к колеснице, построенной специально для него. На ней, он поедет в битву с диким чувством гордыни и зверем, несомненно пользующимся благосклонностью Губительных Сил. Некоторые вожди, используют более необычные способы подчинить себе зверя, например, говорят, что печально известный в людских городах Повелитель Зверей Ургор Двойной Кулак, вырастил своего питомца, Кишкогрыза размером с целый амбар, с рождения кормя его плотью своих соперников.

Один раз в десятилетие, особенно могущественный Повелитель Зверей сможет запрячь сразу несколько Разогоров одновременно. Их либо сгоняют в свободные стаи, либо же запрягают в колесницы, осёдланные сильнейшими Бестигорами. Независимо от того, кто на ней едет, эта колесница никогда не будет по-настоящему управляемой. Фактически, то, что может делать экипаж — крепко держатся в колеснице, несущейся навстречу врагу. Глаза Разогора — размером не больше бусинки, а зрение их оставляет желать лучшего, но когда они видят врага, они становятся полностью неконтролируемыми. Натиск Разоргора способен расплющить дерево и пробить стену часовни. То что они способны сотворить в своём буйстве — сущий кошмар, и даже крепчайшие укрепления после встречи с этими тварями, становятся лишь жалкими разрушенными кучами бревен и камней.

   Кентигоры

Кентигоры — шокирующая помесь лошади и быка и двуногих зверей Хаоса, слитые воедино Губительными Силами много веков назад. Их задние и передние конечности — наследие четвероногих предков, но верхняя часть тела — гуманоидная, позволяющая владеть различным оружием.

Сильные, стойкие и грубые, эти кентавры — могущественные существа. Впрочем, они не особо ловки, и хотя обладают большой силой, им не хватает ловкости манипулировать предметами должным образом. Кентигоры озлоблены и жестоки, обижены на свою неуклюжую натуру и таят в себе зависть ко всем существам, чьи тела сложены лучше чем их.

В основном, Кентигоры живут в северо-восточных лесах Старого Света, где растущие деревья уступают лугам и лесистых подгорьях Срединных Гор. Их огромные скопления в этих местах — серьезная угроза в самом сердце Империи. Они ведут кочевой образ жизни, не обустраивая даже лагерей, находя всё то, немного в чем они нуждаются прямо в местах своего обитания, лесистых подгорьях и естественных скальных укрытиях.

Кентигоры не способны сами изготавливать оружие, потому, часто они прибиваются к боевому стадо. Во времена, когда созывают Ревущие Стада, не редкость, что Кентигоры прислушаются к зову и объединятся с прочими Зверолюдами. Пока вожди вырезают свои руны на Камне Стада, чтобы отметить себя, вожди Кентигоров лишь испражняются рядом с ним. В то время пока вожди боевых стад свято чтят ритуалы Ревущего Стада, главари Кентигоров будут вульгарно расхаживать по полянам напиваясь и выкрикивая оскорбления, проявляю всю свою гордыню. К их счастью, Зверолюды игнорируют подобные дерзости, принимаю их как часть природы Кентигоров.

Несмотря, или возможно, благодаря их пьянствам, Кентигоры играют очень важную роль в обществе Зверолюдов. Они часто используются в качестве посланников Ревущих Шаманов, получая информацию о послании, в чрезвычайно пьяном состоянии, и в таком же, передавая его. Кенгтигоры сами не знают, о том, в чем именно заключается суть этих вестей. Говорят, что во время непосредственной передачи, они говорят голосом того самого шамана, который дал им указание, а в другие времена, ужасным голосом, окутанным проклятыми криками страха, исходящими из какого то ужасного, тёмного мира.

Когда восходит солнце, и боевые стада выходят из лесов, чтобы обрушить свой гнев на человеческую расу, Кентигоры сами отвлекаются от своих пьянств и берутся за оружия, скача и сопровождая Зверолюдов в их деле. Хотя, на самом деле, прямо посреди боя, они могут напиться вновь до такой степени, что входят в состояние немыслимого насилия и жестокости.

 Гарпии

Гарпии — это отвратительные создания Хаоса, крылатые пародии на человеческих женщин. Издалека они могут казаться гибкими и стройными, быть может даже, соблазнительными, но когда они приближаются, их истинная сущность становится ясна, а их лицо — ужасное искаженное месиво. Их глаза не подают никаких признаков человечности, лишь инстинктивную жестокость. Их губы оголены, для того, чтобы всем были видны игольчато-бритвенные клыки, с капающей с них кровью и слюной. Их конечности не мягкие и стройные, но твердые и жилистые, это придаёт им сверхъестественную ловкость и мобильность.

«Я поднял глаза к небу и увидел там свою судьбу, неизбежную и ужасную. Что это были за ужасные твари? Сколько бы мне пришлось вынести мучений прежде, чем я смог бы упокоиться? Тысячи искривлённых форм, объединённых чистой злобой и бесконечной ненавистью. Злобные и дикие, они жаждут лишить людей того немного, что у нас осталось.»
-Бестиарий Малфисанта

Чаще всего гарпии обитают в пещерах Северных пустошей и Страны Троллей, но не редкость, когда они сбивают свои гнёзда вокруг лагерей Зверолюдов. Они наблюдают за приношениями Зверолюдов во славу Тёмных Богов и ревниво ждут, пока те уснут. Когда это случается, они спускаются, чтобы обобрать остатки от добычи и жертв, ссорясь и царапаясь друг с другом за малейшие кусочки, которые они могут украсть.

Гарпии — падальщики, охотящиеся на раненных, усталых и измученных битвой умирающих. Дикие твари, нетерпеливо сидящие на кронах деревьев, ожидая пока орды Зверолюдов нахлынут на своего врага. По мере сражения, они сбиваются в группы, чтобы неожиданно нырнуть на тех, кто ожидает этого меньше всего и неспособных защитить себя.

Гарпии не подчиняются никаким законам и не имеют главарей. Их пронзительный визг рассекает небеса и бросает ужасную тень на жителей Старого Света, считающих полёт Гарпий над городом или усадьбой плохим знаком. И не зря — ведь боевые стада не отстают!

 Отродья Хаоса

Некоторые из детей Хаоса не предрасположены к обилию тех даров, которые им предлагает Хаос, становясь существами, чьи формы кошмарны и немыслимы. Когда то они могли быть великими вождями, слишком часто, взывавшими к Тёмным Богам. Или Ревущий Шаман, слишком глубоко впитавший энергию Хаоса. Быть может это даже был тот, кто слишком близко подошел к Моргуру, Повелителю Черепов, чья аура трансмутации изменяет всё. Иногда даже существо могло сразу родиться таким, сразу после рождения убив свою мать.

Существо, получившее слишком много даров от Губительных Сил неизбежно поддается безумию и мутациям, становясь Отродьем Хаоса. Боевые стада принимают этих раздутых, корчащихся и слюнявых тварей как своих товарищей и братьев, посланных им лично богами. Им позволено остаться в стаде, питаясь неудачливыми Унгорами, объедками, навозом Таскгоров и тем, что они смогут поймать в лесу.

Внешне все они очень различны. Некоторые были рождены людьми, но ныне ходят как звери, однажды гуманоидное тело, взорвалось и проросло, мутируя до неузнаваемости. Глаза выкатились наружу, а отблеск прошлой личности едва заметен сквозь эти мясистые руины прошлого тела. Зверь, ходящий как человек — извращенная пародия на людской род, слепленная из волос и плоти лесных животных. Независимо от особенностей, Отродья Хаоса — ужасные существа, щеголяющие шипами, клыками, головами, глазами и ртами пробивающимися сквозь их искривлённую оболочку. Головы некоторых обросли вросшими насекомыми,кожа других — источает ядовитые, слизские вещества. Некоторые навечно впитали в себя ветви умерших деревьев и сырой мох, скорее всего из-за особенностей мест их обитания.

Когда боевые стада идут на войну, Отродья Хаоса выходят из своих логовищ. Зверолюды не могут контролировать их, и потому, Отродья действуют совершенно непредсказуемым для них образом. Они будут нестись навстречу врагам, молотя их ряды, разрывая людей на части в безумной кровавой оргии разрушения, до тех пор, пока враги не закончатся, или же сами Отродья не падут от их рук.

«Затем явился тот, кого они звали «Неразборчивым».
Ничего омерзительнее я ещё не встречал».
-Кхаргар из племени Кровавых Топоров

 Кигоры

Кигоры — дальние родичи Минотавров, но так, как они родом из самого нечестивого из всех царств Старого Света, они очень изменились, по сравнению со своими меньшими братьями. Они огромные, чудовищные гиганты, похожие на Минотавров, но всего лишь с одним глазом на лбу. Кигоры не могут видеть обычное царство смертных, но идеально видят переменчивые ветра царства хаоса, которые плавно обвивают призрачные силуэты, населяющие их мир. Преследуемые этим проклятьем, все Кигоры без исключений, сходят с ума.

Кигоры бродят по лесам Старого Света, круша деревья и опустошая всё, что попадется на их пути. Они постоянно голодают, ибо они едва ли могут учуять добычу, в чём достигли идеала их собратья — Минотавры. Тело Кигора — сосуд, невероятно сильно жаждущий душ.

Впрочем, Кигор способен обнаружить того, кого обладет даром к магии за тысячи лиг, их души для них — пылают ярче самой близкой звезды. Эти колоссы вечно охотятся на магов, колдунов и ведьм, отчаянно жажда сожрать их плоть и поглотить их пылающую душу.

Кигоры втягиваются в сражения благодаря извращенной воли Тёмных Богов, насмехающихся над их мучениями, или же самыми могущественными из Ревущих Шаманов. Они невольно исполняют приказы Богов Севера, даже несмотря на то, что прокляты ими на вечность боли, горечи и безумия. На поле брани они будут разыскивать тех, кто владеет способностями к управлению ветрами магии, словно акула, тянущаяся к крови. Они несут с собой испещрённые рунами остатки путевых камней, храмов и монолитов, ибо это единственные предметы, которые они способны по-настоящему воспринимать. Они предпочитают швырять в своих врагов огромные камни, дабы безпрепядственно собрать свой урожай из душ.

Даже просто размер и свирепость Кигоров ужасают, но те, кто знают о их мучительном голоде — боятся втройне. Маги невообразимо страшатся Кигоров, ведь они знают, что именно их и только их, Кигор желает догнать и разорвать, растерзать, раздавить и поглотить душу, надеясь утолить свою бесконечную жажду.

Бармаглоты

Бармаглоты — древнейшие обитатели глухих лесов. Отвратительные, гротескные и скрюченные настолько, что сама природа отвергает их, чистейшие ручьи воды не отражают этих мерзких существ. Мерзкое слияние жабы, утки и многоногого насекомого, Бармаглот включает в себя всё самое отвратительно в природе, преувеличивая всю эту мерзость в сто крат.

Неуклюжие Бармаглоты мутировали, чтобы лучше ловить свою добычу, такую как проворные, ушедшие слишком далеко Унгоры и множество жужжащих насекомых, обитающих около их логовищ. Их язык — толст и хоботообразен, способный выстрелить за одно мгновение ока и затащить существо, даже размером с лошадь в зияющую пасть. Их серые глаза блестят жаждой убийства, а вместо крови у них — ядовитая желчь, выплёскивающаяся в огромных количествах даже из малейших ран, обжигающая всё, к чему прикасается. Пытаться спрятаться от него — не всегда помогает. Они обладают рудиментарными крыльями, позволяющими им на короткое время взлетать и пронзать когтями деревья, в погоне за своей жертвой.

Но самое ужасное оружие Бармаглота — это его мерзкий вид. Есть в нём что-то неземное и тревожное настолько, что заставляет увидевших его незамедлительно сойти с ума. Те кто глядят на Бармаглотов слишком долго, ловят себя на том, что вырывают свои собственные глаза, начинают нести неразборчивую тарабарщину, визжя от восторга и смеясь, потроша себя своим же оружием в отчаянном стремлении спастись от этого ужасного видения, выжегшего их мозги. Эти несчастные — легкая добыча для Бармаглота, который будет неторопливо и неуклюже подбираться к своим жертвам, с вытекающей из его клыкастой пасти токсичной слюной.

Грохот боевых барабанов Зверолюдов часто выманивает их из своих логовищ, ведь они знают, что их ждёт по-истину богатая добыча. Звуки рёва, криков и даже торжества выманивают Бармаглотов из логовищ, хлопающих крыльями и вечно голодных. Со своей стороны, Зверолюды делают всё возможное, чтобы игнорировать их, ведь даже они не застрахованы от проклятья, вызываемого взглядом на этих мерзких созданий. И всё же, жаэе самые неопытные их вождей, никогда не прогонят их, ведь Ревущие Шаманы способны направить их в сторону врага и предотвратить любые попытки нападения на боевое стадо. Линии врагов рушатся от ужаса и безумия, когда Бармаглот творит свои кровавые дела, радуя и восторгая этой резнёй Зверолюдов.

Горгоны

Когда Зверолюды выходят на войну, их сопровождают ужасные твари, выросшие до невероятных размеров посредством диеты на сырой плоти и искажающей магии. Горгон — зверь, многолапый и быкоглавый мясник, одержимый острой жаждой резни. Существо, почти мифическое среди боевых стад. Неудивительно, что они так редки, ведь даже один Горгон способен за одну кошмарную ночь пожрать и вырезать целое Зверолюдское племя.

Горгоны — настоящие хищники, которые жрут всё, что попадётся им на глаза — чем мяснее, тем лучше. Ревущие Шаманы считают, что изначальные Горгоны — это крупнейшие в своём роде Минотавры, воины-лорды, которые предпочли лидерству чревоугодие. Каждый из них пожрал своих меньших собратьев в кровавой оргии и мерзком пиру, что довело их жажду крови до лихорадочного пика, поглощающего всё по очереди. Все Зверолюды знают, чтобы слабая плоть смогла выжить и стать сильной, нужно пожрать сильную и мускулистую, дабы унаследовать качества её прошлых хозяев. Горгоны воплощают это Зверолюдское суеверие. Они — высокие и широкие, пожравшие мясо Минотавров сверх меры, и потому они одни из сильнейших обитателей самых ужасающих тёмных лесов.

Очевидно, что их сущность подпитана не всегда простым мясом, но и искаженным. Некоторые шепчутся, что эти тонны сырой плоти, поедаемые Горгонами иногда разбавляются осколками искажающих камней варпа, уютно расположившихся в низинах загубленных лесов. Возможно, эти неистовые потрошения и пиршества они посвящают своим очевидным отцам — Тёмным Богам. Правду никогда не узнать, но очевидно, что Горгоны несут в себе множество гротескных мутаций, помогающих им в их вечном поиске добычи.

Обычно у Горгона по крайней мере 4 руки, две из которых оканчиваются костяными лезвиями, подобными с тесаками и топорами, помогающими легче разделывать добычу, и две руки, чтобы кровожадный зверь смог сгребать тела своих жертв в свою слюнявую пасть. Некоторые имеют клыкастые рты на месте сердец, а кто-то и вовсе с ног до головы покрыт зияющими челюстями, воющими и орущими от страдания. Их ноздри — раздуваются, дабы легче чуять запах крови. Одиноким странникам, блуждающим по темному лесу не стоит ходить между деревьев, ведь они всегда рискуют оказаться в цепких лапах беспощадного и неумолимого зверя.

«Сбейте этого Ублюдка!!
ВО ИМЯ СИГМАРА ПЕРЕЗАРЯЖАЙ! ПЕРЕЗАРЯЖАЙ!»
-Последние слова капитана артиллерийского расчета Удольфа Герцельмана

 Великаны

Великаны — это чудовищные гиганты, обладающие неуёмной жаждой насилия, крови и выпивки. Чаще всего они встречаются на дальнем севере, предпочитая холодный и скалистый климат. Тем не менее, некоторые поселяются в глубоких лесах или спускаются со своих горных убежищ, чтобы присоединиться к бандам Зверолюдов. Те, что обитают в лесу выглядят особенно гнусно. Их кожа покрыта плесенью, грибами и мхами, а длинные бороды путаются, обволакиваемые плющами и ползучими растениями.

Великаны не являются частью боевых стад, просто следуя за ними по пятам, жажда утолить свою жажду драки и алкоголя. Иногда однако, Ревущие Шаманы могут подчинять Великанов своей воле. Главная их цель в таком случае — ужаснуть ряды противников своим отвратительным и монструозным видом.

Известные Личности

Гортор, Владыка Зверей

Гортор был величайшим повелителем зверей, когда-либо жившим на этой проклятой земле. Более тысячи лет назад его орда разорила Империю, почти до невостановимого состояния. Его руны всё еще виднеются на камнях стад на территории Империи. Было множество могучих Зверолюдов, которые смогли объединить племена в такие могучие стада, но Гортор стал величайшим из них, ведь он имел то, чего не хватало другим — виденьем и чистой животной волей, чтобы выжечь его в разумах подданых.

Гортор считал себя эмиссаром Тёмных Богов. И хотя он не обладал силой шамана, его постоянно посещали кошмарные видения будущего. В пылу битвы можно было заметить, как его обвивают тёмные щупальца энергии, защищающие его, или атакующие подошедших слишком близко — для Зверолюдов это стало верным знаком того, что ему благоволят сами боги. Своей сильной рукой и звериной хитростью он объединили все племена Срединных Гор.

Гортор покинул Срединные Горы во главе самой большой, когда-либо видимой орды зверей. Гортор ехал в могучей колеснице, которой управлял его доверенный слуга Баграр, для того, чтобы его последователи видели, что именно он, первым, пролил вражескую кровь. Собственное стадо Гортора ехало рядом с ним, в подобных ему колесницах, а за ними шла неутомимая тьма рогов и ненависти. Миллионы людей пали, и целые две провинции Империи были поставлены на колени.

Даже спустя столетия после гибели Гортора Срединные горы всё еще остаются домом для самых диких и яростных Зверолюдских племён. Ни одна людская армия не рискнёт войти сюда, настолько ужасно наследие Гортора, Владыки Зверей.

 Малагор Тёмный Предвестник

Отец-Ворон, Осквернитель Священного, Вестник Горя.

Иногда, в холодные и пустынные утра, горожане Старого Света выходят из своих жилищ и видят раздвоенные следы, проходящие до самых дверей, оставшиеся на крышах домох и даже на стенах усадеб. Всюду появляются дурные предзнаменования: молоко превращается в кровь, телята рождаются двуглавыми, а облака образуются в ухмыляющиеся рогатые черепа. Эти дни — дни великого плача, ведь это признаки самого Малагора, а там где ступает Отец-Ворон — смерть и горе не за горами.

Козлоногие верят, что Малагор — это олицетворенный злой рок всего человеческого рода. Он — кошмар, бороздящий весь Великий Лес, почитаемый Зверолюдами, но более всех, устрашающий суеверных людей. Малагор — вестник потери всего, что они имеют. Он поносит Культ Сигмара своими устами. Он — крылатый дьявол, восстающий из темнейших лесов, чтобы бросить вызов богам людей, дьявол изображенный на древнейших гравюрах и фолиантах, хранящихся в самых потаённых местах, дабы не выдать их страшных тайн, ведь рассудок любого, заглянувшего в них, разорвётся изнутри.

Как только он родился, стало очевидно, что Малагор — живое благословление Тёмных Богов, оперённый крыльями, тёмными, словно ночь. И хотя, Малагор — Ревущий Шаман, он не помогает одному-единственному вождю, вместо этого, его шепот направляет всю расу Зверолюдов, посещая камни стад по ту сторону Великого Леса и проводя ритуалы столь нечестивые, что даже другие Ревущие Шаманы не осмеливаются их провести. Когда Зверолюды вторгнутся в королевства людей во главе с Малагором, первым делам храмы и церкви ощутят на себе их ненависть. Малагор жаждет лишь низвержения людских богов и богинь, потроша и пожирая их служителей на их же алтарях в мерзкой насмешке над людскими священными таинствами.

Вид Малагора, окутанного дымом небес, окруженный бесчисленными тысячами падальщиков — ужасная, неумолимая и немедленная катастрофа. Одно лишь присутствие Малагора сокрушает дух противников Зверолюдов, заставляя их героев падать на колени, признавая безвыходное поражение.

«Сокрушите их тотемы! Убейте королей и сожгите жрецов! Втопчите их в грязь, раскроите их черепа и сожрите сердца!»
-Малагор, Тёмный Предвестник

Горрос Боевое Копыто

Отец Тысячи Юнцов

Горрос — старый Кентигор, вечно дерущийся или напивающийся. Его неестественно долгая жизнь растянулась на долгие века. Он прорубил себе путь через бесчисленное количество войн, не поддаваясь их ранам. Ни одна минута его долгой жизни не была потрачена впустую, ведь он обладает настолько нечестивыми жизненной силой, мужеством и энергией, которые могут сравниться лишь с глубиной его плотских порывов. Самые сильные из них — жажда насилия и битвы. Очень редко, когда луна не видит, как Горрос идёт на войну.

Считается, что Горрос Боевое Копыто — отец тысяч. Зверинец кошмаров, населяющий весь Старый Свет — это его родословная. Горрос часто хвастается своими путешествиями, а остановить его в этом, почти невозможно. Среди его многочисленных, по его словам «заслуг» — отцовство над целой расой Кентигоров. Он утверждает, что в каждом из этих разношерстных и пьяных племён, можно проследить его кровь. Мало у кого хватает наглости ему возражать, ведь он очень вспыльчив и почти никогда не бывает трезвым.

Никто не может отрицать, что Горрос и правда имеет огромное количество сыновей-Кентигоров, фанатично преданных своему могучему отцу. Он скачет галопом в бой, в окружении самых больших и свирепых своих отпрысков, каждый из которых готов отдать свою жизнь за своего великого отца.

 Моргур Тенедар

Цианатаир, Повелитель Черепов

Ужасное, извращенное существо, известное как Моргур — это сама сущность мутации и осквернения. В его грубые волосы вплетены бормочущие и визжащие черепа, а его форма изменяется с каждым мгновением. Логово Моргура находится в глубокой пещере около леса Арден. Сырые каменные стены текут, словно вода в его присутствии, превращаясь тёмные видения всюду преследующие его. Разум Моргура наполнен образами разрушения, опустошения и осквернения. Ненависть кипит в его сердце, а сердце его желает обратить его сладкие сны в явь — превратить целую цивилизацию в руины, разрушить любой порядок. Там, где ступает он — земля и пространство извращается и меняется. Трава начинает расти тревожными узорами под его копытами, речные потоки меняют свои течения, а животные невообразимо мутируют.

Зверолюды почитают Моргура, веря, что его дух осквернял эту землю еще до рождения их расы, считая его истинным воплощением Хаоса и разрушения. Любой из них готов отправиться за тысячи миль, дабы встретиться с ним. Влекомые к нему, им всё равно, что это паломничество вряд-ли оставит их в живых. Лишь самые сильные возвращаются живыми, хотя их умы навечно остаются разбитыми и полными ужасающих кошмарных видений. Их тела начинают неумолимо меняться. Те немногие, кто возвращаются с ясным рассудком, начинают почитаться, а в боевых стадах к ним относятся с благовением и уважением. Часто они беспрепятственно возвышаются и становятся могучими вождями.

Шаманы утверждают, что если физическое тело Моргура умирает, его дух возрождается в другом месте. И правда, по всему миру слагают легенды о тварях, несущих всюду за собой скверну и мутации. Эльфы знают его как Цианатаира, Извратителя. У гномов он известен как Гор-Дум. Легенды Империи рассказывают, что именно он сделал Драквальдский лес таким тёмным и ужасающим местом, каким они является и по нынешние дни. Тем не менее, возможно лишь Ариэль, Королева-Маг лесных эльфов осознаёт всю опасность исходящую от него. Лишь она осознала, что его дух слишком силён, чтобы покоится в одном теле. Эта вечная война, тянущаяся между азраями и козлоногими приближает либо верную кончину Моргура от рук Ариэль, либо жестокое и беспощадное осквернение священного Атель Лорена.

Таурокс Медный Бык

Рога Резни, Кровавый Зверь, Бронзовый

Таурокс Медный Бык — непреодолимая сила, ревущий, фыркающий двигатель разрушения, практически невосприимчивый к физической боли. Отлитый медью, гротескно-мускулистый Роковой Бык, Таурокс нависает над головами своих последователей горой живой меди с изгибающимися лопастями-рогами и скрежещущей металличеческой пастью, постоянно пускающей слюни и запекшуюся кровь.

Таурокс не всегда был металлическим монстром, некогда грозый вождь племён Минотавров, Таурокс навязывал свою жестокую волю низшим Зверолюдам, убиваю или пожирая заживо любого, кто осмеливался встретить его суровый взгляд. Медный Бык всегда был сверх меры жесток, и не было мгновения, когда не был он покрыт кровью — врагов, или друзей — это не имело значения.

Так вышло, что одной тёмной ночью эмиссар Губительных Сил явился в царство смертных, выползая из опустошенных останков соперника Таурокса. Демон былжилистым и алокожим, окруженный нечестивой энергией, он встретился своими пустотно-черными глазами с взглядом Таурокса. Это оказалось слишком дорогой ошибкой. Он успел произести лишь один слог на своём тёмном наречии, прежде чем будущий Медный Бык схватил его за горло и откусил голову.

На мгновение воцарилась тишина, а затем Таурокс упал и задрожал, охваченный видениями мира, затопленного кровью и утопающего в трупах. Таурокс ревел и кричал, кусал себя и царапал в непрекращающейся конвульсии до тех пор, пока не взял топоры и не вырезал всё своё племя.

Но на этом он не остановился. Целый один год и один день Таурокс буйствовал по всей земле, в слепом неистовстве убивая любое живое существо, попавшееся на его пути. Племена Зверолюдов, ковены ведьм, кочевые караваны стрижан, огры-наёмники, Имперские патрули, гордые рыцари, двуглавые великаны — все пали жертвами его безграничного гнева. Когда он наткнулся на долину Ритберга, он убил так много горожан, что из их крови, под его копытами образовалась река. Измученный и уставший Таурокс рухнул бы прямо там, в созданный им же кровавый поток и погиб. Но у Богов Севера всё ещё были на него планы.

Под взором кровавой луны, Таурокс переродился. Он поднялся и проревел своё неповиновение, кровь неудержимым потоком хлынула из его ныне медного горла, боги наградили своего павшего воителя новым, сияющим латунным телом. Не будет больше мгновений его усталости, ярость больше никогда не возьмёт полный контроль над его разумом. Таурокс сделал огромный глоток из сотворённой им кровавой реки, а кровь текла и кипела внутри его медного тела, придавая ему нечестивую жизненную энергию. Лязгая своими очертанными рунами топорами, пребывая в дикой ярости, гордый Таурокс снова двинулся в путь, дабы начать резню. На этот раз Таурокс не остановится, Медный Бык не остановится, ровно до тех пор, пока могила не заберёт его тело и душу раз и навсегда.

Лунный Коготь

Сын Моррслиб, Лунный Принц, Отпрыск Губительной Луны

Создание, известное как Лунный Коготь, не был рождён смертным существом. Он вынырнул из бледного брюха Моррслиб, когда она раздулась сильнее всего. И хотя на первый взгляд его можно принять за особо мерзкого Зверолюда, Лунный Коготь не от мира сего. Он абсолютно и совершенно безумен, а действия его столь же случайны, сколько смертоносны.

В Гехаймниснахт, когда Моррслиб свисала над землёй, словно брюхо беременной ведьмы, Лунный Коготь явился в этот мир. Леса раздовались громкими и радостными звонами зверолюдских пиров. Но вдруг пылающая, рогатая комета пронеслась по ночному небу Старого Света. Оставив огромный шрам на одеяле небес она врезалась священную рощу у подножия бесплодных холмов. Волна зелёно-чёрной энергии сравняли лес на многие мили вокруг с землёй. Никто кроме Лунного Когтя не пережил этот космический удар. Ступая из дымящих останков кометы, состоящей из чистого варп-камня, его блестящий мех был прилизан к его телу неизвестными жидкостями. С этого момента, Лунный Коготь стпуил из извивающихся субстанций своей лунной матери прямиком в Старый Свет.

С того дня Лунный Коготь скитался по земле в своём туманном оцепенении, бормоча слова на неизвестном никому наречьи. Его светящиеся козлиные глаза не видят смертного мира, но Царство Хаоса открыто его взору всегда. Где бы не встретили его Зверолюды, они падают на колени при его виде, окутываемом бесследными мерцающими чёрно-зелёными языками пламени.

Когда Моррслиб ниже всего опускается к земле, сила Лунного когтя восходит на пик. Именно тогда он призывает странного двуглавого зверя, Умбралока, который служит ему скакуном во главе огромного воинства. В эти ночи он ищет древние Путевые камни, коими усеян Старый Свет, жажда увидеть их падение и осквернение, которое попадёт в мир с их разрушением. Именно Лунный Коготь ведёт своих последователей против цивилизованных рас верхом на своём демоническом скакуне. Мало кто может вынести волну безумия, предшествующую приходу Лунного Принца в эти страшные ночи, не говоря уже про дожди из осколков варпа, падающие с целью уничтожить любого, заслужившего немилость Лунного Принца.

Унгрол Четыре Рога

Чёрное Сердце, Похититель Рогов, Презренный

Унгрол Четыре Рога — существо бесповоротно и абсолютно поглощенное обидой и злобой. Нет ни одного, более ненавистного в Старом Свете существа, изгнанного как среди людей, так и среди Зверолюдов. Его грехи были так масштабны, что что он превратился в настоящую легенду, Нищим Королём, марширующим во главе сборищ мутантов, изгоев и еретиков, которым больше некуда податься.

Унгрол с рождения обладал двумя уродливыми головами. Его родители оставили его в лесу, в надежде, что там он найдёт свою быструю смерть. Но он начал выживать, он стал питаться кореньями и личинками, пока не стал достаточно силён, чтобы охотиться самостоятельно. В конце концов Унгрол встретился с племенем «Осквернители» и присоединился к рядам их Унгоров, и хотя он обладал всего лишь небольшими костяными наростами, за две головы его всё же приняли за своего. Но даже тут Унгрол не смог обрести покой. Унгоры завидовали его мутации, а Горы издевались над ним за его маленькие рога. Каждый день арсенал их унижений и презрений становился лишь чудовищнее по отношению к существу, которого они насмешливого называли Четыре-Рога.

Одной тёмной ночью, покрытый синяками и кровоточащими ранами, Унгрол не выдержал. Всё племя спало и грокмко храпело после богатого пира, на который Унгрола даже не впустили. Взяв в руки огромный камень, он подошел к вождю и раздробил ему череп. Следующим стал Ревущий Шаман племени — его Унгрол задушил своими жилистыми руками. Унгрол забрал их рогатые венцы, вырезав их своими кошмарными тесаками, првязав рога вождя — к одной голове, а шамана — к другой. Блистая своим мнимым величием, Унгрол скакал в лунном свете, ликуя и напевая «Четыре-Рога! Четыре-Рога!» — снова и снова.

Убийство вождя без вызова — достаточно плохой поступок среди Зверолюдов, но убийство Ревущего Шамана — самый тяжелый их всех грехов. Когда племя обнаружило деяния Унгрола, они преследовали его несколько дней и ночей, но Унгрол был хитрее, он прятался в лабиринтах темнейших пещер, где живёт и до сих пор, снедаемый ненавистью и неутомимым гневом.

С годами, легенда об Унгроле распространилась, а его деяния прославили его как отличного воина. Многие уроды присоединились к нему, и теперь он является главарём мутантов, изгоев и монстров, совершающих набеги на земли людей, вымещающие свою ненависть на любом, кого они смогут поймать, держа своих пленников как скот, в сырых глубинах лабиринта Презренных.

«Четыре-Рога! Четыре-Рога! Наконец! Наконец!»
-Унгрол Четыре Рога, сразу после убийства вождя и шамана племени.

Молох Слизнеуст

Демон Мора, Бесплодный, Владыка Чёрной Жатвы, Коготь Зимы

Отвратительное создание, известно как Молох Слизнеуст — это живая анафема жизни и гармонии. Всё ради чего человечество живёт и трудиться, любые попытки природы противостоять скверне обратяться в ничто лишь одним мимолётным движением его ужасающих угольных когтей. Слизнеуст — опустошающий когти зимы, за которыми всюду следует голод и мор.

Он — странник, путешествующий по землям людей чёрным вороном. Самые плодородные и благостные долины обращаются в холодные умирающие пустоши, кишащие ядовитыми паразитами. На первый взгляд, Слизнеуст кажется дьяволом во плоти, на это указывает его злобный бычий череп и покрытая перепончатыми пятнами грубая белая шерсть. И всё же, можно заметить, что на самом деле, Молох кишит жизнью, хоть и такой как колонии огромных жирных блох, раздутых оводов, извивающихся червей и невероятно больших и зловонных тараканов. Нет ни одного свободного места во всей его гнусной форме, не кишащего этими мерзкими существами. Из его пустых глазниц выползают сколопендры и сороконожки, а во время его речей слизни истекают из его рта. Он окружен аурой непреодолимого и оцепеняющего холода, его дыхание сливается в тревожные формы распада, а рваные одежды покрыты грязными сосульками.

Его внешний вид столь же отвратителен, сколь велика его мощь. Одной прошёптанной фразой он высвободжает всю мощь порчи на землю и её защитников. Прожорливые стаи саранчи хлещут и рвут все посевные поля, встреченные на их пути, доводя их до разорения за считанные секунды. При звуке его булькающего, сдавленного мокротой смеха реки девственной талой воды преврающаются в вязкую желчь. При одном его слове небеса наполняются извивающимися облаками, снисылающими на землю дожди из личинок. Склады полные урожая гниют, а бочки с прекрасным элем превращаются в густую кашу из осквернённой слюны.

Каждая эта мерзкая метаморфоза доставляет Молоху удовольствие, ведь он знает, что те, кто на грани голодной смерти, отваживаются на самые безумные и опрометчивые поступки. Проходит совсем немного времени, как люди уже не могут молча игнорировать проклятье, спустившееся на их земли. Но тем, кто следует за Повелителем Чёрной Жатвы известно, что в таких случаях, война идёт за голодом так же неумолимо, как за зима за осенью. В то время как ослабленные и голодные армии медленно волочатся на встречу воинству Слизнеуста, им навстречу несётся неудержимая орда голодных до сыта и полных сил Зверолюдов, без труда сносящих и топчущих своих врагов в невероятно жестокой оргии насилия, подпитываемой всепоглощающим смехом, разносящимся по всем текущим вокруг, гнилостным ветрам.

 Кхазрак Одноглазый

Обладая хитростью, намного превосходящей весь звериный род, Кхазрак Одноглазый — самый опасный и могучий Повелитель Зверей во всём Драквальде. Он изводит этот регион уже несколько лет, нападая без предупреждения, и так же незаметно ускользая обратно в тени. Кхазрак способен контролировать и направлять буйственный бух целого стада и разрабатывать, на первый взгляд простые, но эффективные планы. Его хитрость и ум, не похожи ни на одного Зверолюда, предпочитающего стратегию грубой силе. Стадо Кхазрака бродит по Драквальдскому лесу, терроризируя приграничные с ним поселения и дороги. Никогда ещё не было Зверолюда, столь неуловимого для мести. Никто не спасётся от его нападения, ведь даже те немногие, кто сможет сбежать с поля боя, падут от великолепно выдресированных боевых гончих.

Несколько раз Курфюрст Мидденландский Борис Тодбрингер возглавлял охоту, с целью поимки Кхазрака, и однажды ему удалось загнать его в ловушку у деревни Эльстервальд. В этом сражении Руноклык курфюрста лишил Кхазрака глаза, но ему всё таки удалось спастись. Его глаз не смог зажить полностью, оставаясь отныне вечно гниющим и кровоточащим пятном позора для Кхазрака.

Обычно, такая травма становится фатальной в жестокой грызне Зверолюдов за власть, но Кхазрака она сделала лишь ещё ужаснее и злее. Долгие месяцы он строил козни и планы в своём скрытом логове, и только при идеальном стечении обстоятельств он привёл их в действие. Серией дерзких засад он заманил Бориса и его спутников в хитрую ловушку. Кхазрак вышел против Тодбрингера. Сбросив его с коня, он медленно и неторопливо, самым кончиком рога выколол Курфюрсту глаз. Он оставил своего врага в живых, тайно упиваясь этим противостоянием и сопоставлением их умов, видя в этом вызов для себя.

Курфюрст назначил награду в десять тысяч имперских крон за голову Кхазрака. Но все те, немногие охотники вернувшиеся с вылазок в Драквальд, пришли с пустыми руками. С тех пор эти кровные враги сталкивались еще несколько раз, но Кхазрак так и остаётся страшнейшей угрозой всего севера Империи, а его нападения с каждым разом охватывают всё больше и больше территорий. С каждым годом увеличивается количество поселений и крепостей, павших под его натиском. Ходят слухи, что Ревущие Шаманы предначертали ему величие, равное самому Гортору…

Резня в Гримминхагене

Драквальд укрывает бесчисленное множество боевых стад и вождей, соперничающих за титул Повелителя зверей, способного объединить все местные племена и обратиться со всей своей ненавистью на земли ненавистной им Империи. Ревущие Шаманы взывают к таким именам как Карток Великорогий, Роковой Бык Ургоргот и Повелитель Зверей Грактар. Но в последние годы, ещё одно имя всё чаще стало вызываться к камням стад. Это имя — Кхазрак Одноглазый.

Деяние, приведшее Кхазрака в власти известно как Битва за Гримминхаген. Армии Мидденхайма преследовали боевые стада уже несколько сезонов к ряду, в ответ на это, вожди пытались объединить стада и провести контр-атаку. Но Мидденхайм расположен на высоком плато Ульриксберг и является одним из самых защищенных городов всей Империи. Тысячи Козлоногих пали в попытках атаковать его. Кхазрак понимал, что с помощью одной лишь грубой силы Зверолюдам не одолеть людей, а потому решил использовать свою неестественную звериную хитрость. Кхазрак предпринял провести серию атак на наименее защищенные города Драквальда, сжигая их дотла, убивая тысячи подданых Императора, а других превращая в потерявших всё беженцев. Стада Кхазрака совершали настолько жестокие и омерзительные деяния, что людям не оставалось ничего кроме мести. Дело нескольких недель было до привода плана Кхазрака в действие.

Кхазрак собрал десятки тысяч Зверолюдов и атаковал крепость «Хранилище Штернхауэра». И всё же приказал орде отступить как только получил известие от своих разведчиков о подкреплении. Кхазрак разделил свою орду на две части. Первую он повёл на север, через тёмный лес к дороге, где люди будут окружены скалистыми зарослями. Вторую — Кхазрак отправил на место, в нескольких лигах к югу, там, где дорога пересекала брод широкой лесной реки.

Даже собрав свои войска на другой стороне холма, Кхазрак увидел идущую по дороге людскую армию, колонну, возглавляемую рыцарями в полных доспехах. Да, без сомнения, эта армия была из Мидденхайма и шла помочь своим товарищам в осаждаемой крепости Штернхауэр. Войско людей было многотысячно, и он сразу почуял звериную жажду его Горов наброситься на них в яростной атаке. Повернувшись к своей орде, одним низким рыком он успокоил всех нетерпеливых Зверолюдов. Под ними прошла сотня рыцарей, а за ними следовал полк пеших солдат. Но и в этот раз Кхазрак удержал свою армию, а она, что удивительно, следовала приказам Повелителя зверей без малейших колебаний.

Затем, когда последние полки прошли по дороге под холмом, откуда-то издалека Кхазрак услышал громкий боевой клич. Он знал, что авангард армии людей уже добрался до второй части его воинства. Находящиеся там Зверолюды, как и полагал Кхазрак, впали в неудержимую ярость и бросились на открытый брод, атакую армию Мидденхайма в лоб. Громко проревев Кхазрак сам спрыгнул с холма, приземляясь у дороги, совсем близко к арьергарду людей. Мгновение спустя первая часть орды, которая была с ним на холме, приземлилась рядом с ним с звуком, подобным грому в самую яростную грозу. Тысячи копыт помчались на перепуганных солдат сметая их и вырубая, впадая в дичайшее самозабвение.

Во всём последовавшем сражении армия Мидденхайма была полностью уничтожена. Сотни ярдов земли по обе стороны дороги превратились в огромную окровавленную площадку для резни. У рыцарей не было ни времени, ни места для манёвра и атаки. Шустрые Унгоры вырубали лошадей из под них, а затем могучие боевые топоры Бестигоров разрывали дворянскую плоть мечущихся рыцарей. Орда Кхазрака прорвалась сквозь людской арьергард, убивая всех с невероятной, неописуемой жестокостью. Время подлых и хитрых трюков прошло. Бойня была настолько масштабной, что две части армии Кхазрака прорубились друг к другу и в пылу звериной неутомимой жажды крови чуть не начали рвать на части друг друга. Говорят, что лишь животное господство Кхазрака и страх перед его бичем остановили Зверолюдов на пути к верному братоубийству.

Глядя на своё кровавое свершение, Кхазрак прешел реку вброд, осматривая окровавленные трупы тысяч людей и коней. Наконец он поднял с земли грязный ободранный флаг. Он знал, что это было магическое знамя, которое несли рыцари, возглавлявшие армию. Также он знал, что такие вещи для людей невероятно священны и дороги. Он приказал унести его с поля резни и установить кго у камня стада, расположенного в глубинах Драквальда. Такая вещь была бы большой честью для Тёмных Сил и служила бы насмешкой для всего, чем люди дорожили.

Кхазрак стал фигурой почтения для Зверолюдов, и страха — для людей, а имя его распространилась далеко и широко. Его имя, выкрикивающееся на собраниях у камней стад Ревущими Шаманами, значительно увеличило его влияние. Также, оно распространилось и среди людей, жаждущих мести для Кхазрака за осквернение и кражу их священного знамени и убийства многих тысяч его собратьев. Множество экспедиций были отправлены вглубь леса, с целью вернуть знамя любой ценой, даже если оно перед тёмным храмом и охраняется самым ужасным из зверей. Никто из них не вернулся. Все они стали очередными дарами для Губительных Сил, и причиной ещё большего укрепления могущества Кхазрака.

С каждым месяцем его атаки становятся ещё более жестокими и опустошительными, и всё больше и больше боевых стад Драквальда, и за его пределами, откликаются на его зов. Ревущие Шаманы верят, что однажды Кхазрак сможет сплотить вокруг себя все племена Старого Света. Именно тогда конец человеческого рода придёт, а Козлоногие вновь воцарятся на своих родных землях крови.

 

Как обычно, переведено мной с армибука Зверолюдов 7ой редакции(если хотите пастить на другие ресурсы, то только с именем автора и указанием ссылки на эту статью).
Изображения — 7 редакция Зверолюского армибука

8 Дек 2020 в 01:08 13 Июн 2021 в 01:18 Ahashra Riel

Комментарии (82)

  • Самая нелюбимая раса в Вахе. Может после прочтения статьи это изменится

  • О, а я уже спать собирался.
    Приступим-с к чтению!

  • Кстати, я так и не смог провести потенциальную границу Драквальда до его уничтожения. Понятно, что это где-то на севере Империи, но где конкретно?


    Зверолюдский слоган почему-то прозвучал в голове голосом Володарского

    • Primetime,

      Развернуть изображение
      https://imgur.com/ZD3XlVX.png

      Здесь видно и расположение поселений по отношению к нему, например Гримминхаген, упоминаемый в последнем абзаце


      , а вот эта карта в большЕм масштабе показывает почти все леса, упоминаемые в статье

      Развернуть изображение
      https://imgur.com/CJPUtRv.png

    • Lunara Ithil, Заботливо построенные имперцами города вокруг леса, чтобы зверолюдам было проще налёты совершать

    • Lunara Ithil, если по картам смотреть, так вся империя это сплошной лес.

    • Primetime, специально обстановку превозмогания накручивают


      Eastellios, по сути так и есть на самом деле, почти вся империя в дремучих лесах покоится

    • Eastellios, Так за основу Эуропа взята в целом, и Германия в частности. А там лесов хватает.

    • Primetime, на карте СИ Драквальд был бы между прибрежными городами Пустоши и Мидденхеймом-Карробургом — то есть точно в том огромном лесу с 1 орочим поселением.

  • Юг империи, вроде как должен быть более плотно заселен, там лесов должно быть поменьше.
    Спасибо за статью.

    • Мордаун, Вообще, судя по тому, что читаешь про Ваху, там нигде нормальной плотности населения нет окромя Норски, орочьих и скавенских местообитаний. Иначе никак не объяснить, почему Хаос выносит всех в большей степени именно своим количеством, хотя они не плодятся как скавены.

    • Primetime, а вот судя по как раз таки армибуку бистов, то людей в империи довольно таки много, раз какой то ноунейм Калькенгард смог вместить в себе столько защитников, что целая зверолюдская орда не смогла их сожрать

    • Lunara Ithil, Эх, прям как с историей средневековья. Слишком мало циферок более-менее правдоподобных.

    • Primetime, мне тоже был интересен этот момент.


      Primetime, я бы еще убрал особо крупных зверей. Из за физики, их просто бы земля не выдержала-иеротитан.
      Также они бы не смогли найти пищу.
      (Всякие тролли)+холод.
      Толбко в люстрии можно динозпвров оставить, и то карнозавр-уже какой то перебор.
      (Сразу говорю, я не против фентези.)
      Те же ушебти не настолько тяжелве, чтоб в землю проваливаться, к тому же не едят.


      Primetime, еще мне было интересно, что же там скавены могут в темноте выращивать такого, что кормят сами себя. С хаосом тот же вопрос. У орков хотя бы сказано-грибы, мол, жрут. И друг друга.

    • Мордаун, скавены едят все, и не обязательно под землей еду растят

    • Lord_Leaver, если не ростят еду под землей, не будет ни народа, ни армии.
      На воровстве долго не прожить.

    • Мордаун, скавены и живут в вечном голоде по сути, а выращивать им нет особого смысла, ибо зачем что-то выращивать, когда можно сожрать того, кто слабее тебя?

    • Lunara Ithil, они бы пережрали друг друга.

    • Мордаун, это одна из причин того, что мир всё еще не захвачен хвостатыми грызунами.
      но а вообще, скавены — это скавены, а размножение у них — космическое

    • Мир Вахи лучше на реальность не перекладывать, иначе всё равно концы не сойдутся. Это фэнтези, да ещё и такая клюквенная, где луками против пулемётов дерутся. Так что лучше сразу принять, что всё построено на допущениях.

    • W1ND, И тем не менее он лучше ложится на эту самую реальность, чем иное фентези. А так да, упущения всегда будут.

    • Мордаун, я имел ввиду что они могут растить еду не только под землей, но и делать наземные фермы, то что они живут под землей еще не значит что они там растят пищу, ведь люди например живут не под землей, но шахты почему то подземные

  • Н-да, в игре зверолюды всё-таки прям кастрированы.


    За статью спасибо и респект!

  • Читая статью, у меня сложилось впечатление, что авторы армибуков страдают от нехватки фантазии. Вот читаю я, а описания все какие-то однотипные, мало кто выделяется. Все такие страшные и ужасные, злые и коварные и крутые, как десять Дуейнов Джонсонов. К середине уже начал через строчку читать описания лордов, сразу переходя к их деяниям.

    • Eastellios, это правда, была идея уже самому начинать фаньазировать, чтобы они хоть как то начинали отличаться между собой. Думаю у армибуков светлых рас противоположная проблема будет

    • Lunara Ithil, я думаю тут еще от самой расы зависит. Темные эльфы вон тоже злые, но армибук у низ более увлекателен и разнообразен.

    • Eastellios, ТЭ — не злые. Они инакомыслящие.

    • DarkElder, Работорговцы-добряки

    • DarkElder, а по моему они мыслят как раз как все. просто в отличии от других воплощают свои желания в явь

    • DarkElder, ну хаситы в таком случае тоже инакомыслящие. Они не злые — это у них религия такая. Самая мирная.

    • Темные эльфы вон тоже злые, но армибук у низ более увлекателен и разнообразен.

      кстати говоря о тэ, скоро очень значительно обновлю статью по ним

    • Lunara Ithil, какую из? У тебя их штуки 4 по одним только друкаям

    • Eastellios, историю, конечно же
      Хотя механики тоже бы обновить следовало…

    • Lunara Ithil,если судит так, что армибук интереснее у тех кто добрее, то скавены воплощение доброты и миролюбия(что чистая правда)

    • Lord_Leaver, вообще убежденные пацифисты-миротворцы.

  • Класная сатья, автору лайк)))

  • Вывод из всей статьи — теперь хочу реализации Лунного Когтя в игре.

  • Ну что сказать.

    Выводы

    1)крикс умеет в статьи, он молодец.

    2)ждем лунного когтя

    • aracnophobia, насчёт того случая в дискорде, я хз, просто сгорел, выплеснул эмоции. Надеюсь это останется в прошлом

  • А насчёт того, кого ждать…
    Лично я жду Унгрола и Молоха в качестве ЛЛ, а Лунного Когтя в качестве либо полу-ЛЛ, либо и вовсе ЛГ, но почти полностью уверен, что они добавят хайпового Таурокса и похоже на то, что Горроса

    • Lunara Ithil, унгол клевый, про него вот реально интересно было читать. Медный бык мне тоже зашел, но Унгол топ-1. Получилась бы такая Дрича от зверолюдов.

    • Lunara Ithil, Горрос был бы шикарен (обожаю кентавридов), но маловероятен. Не самый известный, да и ещё не добавленные отряды Звепролюдов ему мало подходят.

    • Drakshaal, я считаю что сделают как с лизардами, им же сделаали аж 2 лордов сцинков и крока. Вот и бистам сделают хотя бы по 1 лорду кентавру и минотавру.

  • А если перед Лунным Когтем на колени падают все зверолюды, то сделал бы так какой-нибудь Моргур?

    • Deobald, а моргур и не зверолюд как таковой, скорее первородная сущность хаоса, которая будет постарее всей зверолюдской расы

    • считай что лунный коготь — это ниспосланный богами «ангел», а моргур — это сама сущность хаоса.
      в таком случае малагор — пророк, которому верно следуют все зверолюды.

    • Lunara Ithil, а Малагор? Преклонил бы колено?

    • Deobald, думаю да… Но не уверен

    • Deobald, Моргур считай аналогичный ангел (если не круче). Они плюс-минус равны (хотя лично мне кажется, что Моргур все же выше стоит в иерархии).
      А вот Малагор скорее пророк или даже апостол. Но в обоих случаях стоит ниже чем Коготь и Моргур.
      Вот как-то так.

    • Drakshaal, я хз как моргура определить. Первородная сущность хаоса и все тут

    • Lunara Ithil, Ну он, ЕМНИП, вообще сам по себе дух, меняющий тела. Почему-то даже нахожу странным, что его отнесли к зверолюдам именно

    • Deobald, ну, изначально то он родился как типичный зверолюд с мощным апом на мутации. А потом уже его за это признали злобным духом Хаоса, так ещё и выяснилось что он практически бессмертный.
      Если так подумать, то он Зигмар/Нагаш/Жиль и тд… от мира Зверолюдов. Тот кто родился как просто очень сильное существо, а потом стал чуть ли не богом.

    • Drakshaal, не нене не он дух — это верно, дух, сущность хаоса, который родился до появления самих бистов

  • Автор статьи исправь ошибку, ты описал не бармоглота, а джабберслиза.

  • Lunara Ithil, а на 1 из ресурсов говорится что бармоглот и джабберслиз это разные бестии

    • Alex706, я щас посмотрел на ру вики, и там две статьи, одна бармаглот, другая джабберслиз. но это один зверь, просто из разных редакций, хотя описание у них разное конечно

    • Lunara Ithil, ну если так.


      Lunara Ithil, тогда надеюсь возьмут джабберслиза/бармоглота из новой редакции, если я правильно понял, его арт впечатляет больше этого облезлого петуха.

  • Какие то они все однотипные и скучные. Такие себе перекачанные мохнато-рогатики с птичьими мозгами. Какова их цель в жизни? Разрушить и уничтожить всё живое? Тогда откуда им по фентезийному фен-шую брать дальнейшее питание, если предположить что всё разрушено, сожжено и уничтожено? Скажу проще : зачем мочить корову, которую доишь?

    • Techno Fan, они хотят вернуть то, что было очень давно, когда люди были неразвиты и разобщены, а они правили старым светом и загоняли остальных словно добычу. Но вообще — они дети хаоса, и его марионетки, как таковой цели у них не было и никогда не будет.

    • Techno Fan, они — канибалы. Вымирание им сразу не грозит. Впрочем уничтожить и разрушить всё им тоже не грозит, потому что они для старого света скорее заноза, чем угроза. А ведь ещё надо плыть на Ултуан или спускаться в гномьи крепости…
      У хаоса проблема, кстати, с разнообразием. Все великие воители и прямо навеки избранные чемпионы, а потом появляется ноунейм с пушкой и тяжёлым ядром и великое вторжение хаоса заканчивается

    • DarkElder, асавара кула и его вторжение остановила отнюдь не пушка и ядро

    • Lunara Ithil, Архаона тоже. Один раз его остановил ноунейм-аватарсигмара. Второй раз его зарубил орк, но немного опоздал

    • Lunara Ithil, но удар заточкой со спины)))

    • Drakshaal, от другого чемпиона хаоса кстати

    • Techno Fan, потому что эта корова вооружёна пистолетом, закована в броню и хочет тебя убить ничуть не меньше чем ты её. Зверолюды по сути дикие анархисты. Они хотят чтобы весь мир находился в вечном первобытном состоянии. Разрушить они хотят только цивилизацию (причём в основном людскую), а не мир. А дальше спокойно будут подъедать племена диких людей и друг друга.

    • Drakshaal, о, как точно ты сформулировал то, что я пытался написать 10 минут


      DarkElder, ноунейм(аватар сигмара)((вальтен))
      как то не вяжется со словом ноунейм ес честно


      , стоп, в кв же прямо сигмар его победил в теле карла. хммм ну да, ноунейм получается

    • Lunara Ithil, Франц его в расчёт брать начал только из-за угрозы раскола и восстаний перед вторжением хаоса. Если бы он был уверен что этого не будет, а Вальтен не пришёл на аудиенцию с толпой флагелятнов и прочих небезразличных под стенами города, то всем было бы безразлично его имя и чей он там аватар.

    • DarkElder, хм, так ты говоришь что архаона положил аватар сигмара, но его положил сам сигмар в теле карла

    • Lunara Ithil, хочешь устроить теологический диспут чем бог отличается от своего воплощения в смертном?

    • DarkElder, нет, просто доказываю тебе, что все разы навеки избранные приносили в мир разруху и много чего плохого, а побеждали их имбанутые чемпионы добряков, вот и всё


      да и если возвращаться к «ноунейм вальтену» то если мне не врёт память, потом он вынес добрую половину чемпов хаоса в числе которых были вульфрик и малагор

    • Lunara Ithil, ну или просто избранные были не настолько уж избранными, а раздутым однообразным ничем. Напобеждали у себя в пустошах себе подобных, уверовали в свою имб, вылезли в нормальный мир и огребли

    • DarkElder, интересное мнение. А мне казалось, Вульфрик ходил по всему миру и вызывал всех на бой, а не только на пустошах. Он побеждал и демонов, и королей гномов и людей. У него такое проклятие. И перед боем с Вальтеном он сражался с демоном за право сразится с ним и только от Вальтена он умер.

    • Gifi, это всё от правильного питания

Добавить комментарий